Леонид Сауков: «Наш выбор — «играющий» тренер с горящими глазами»

Во вторую субботу ноября в тюменском спорткомплексе «Здоровье» стартовали чемпионат области по волейболу...

Юрий Свяцкевич: «С биатлоном у нас всё в порядке»

В наступившем сезоне мирового биатлона, что приятно, в лидерах национальной сборной представители нашей...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Чебоксаровский прорыв

В историю областного спорта Владимир Чебоксаров вошёл, прежде всего, как первый доморощенный олимпиец, завоевавший в 1976 году в канадском Монреале серебряную медаль борцовского турнира. Это был, действительно, настоящий прорыв, причём, не только тюменской «классики» (так в ту пору именовалась греко-римская борьба), но и регионального спорта в целом.


Лет, наверное, около тридцати тому назад взялся за подготовку одного из первых своих газетных материалов о Владимире Чебоксарове. Чтобы не задавать герою будущей публикации «лишних вопросов», встретился предварительно с его первым тренером Иваном Ивановичем Бауэром (к сожалению, уже ушёл из жизни). Так что в память о замечательном наставнике, процитирую фрагмент тогдашнего его рассказа о своём воспитаннике:

«11‑я средняя школа, в которой учился Володя, была довольно спортивной. Именно там частенько проводились показательные выступления, после которых в спортивные секции косяком шли пацаны. Так, в один прекрасный день ко мне на тренировку заявилась шумная компания зареченских ребят, был в ней и Володя Чебоксаров…

С ранних лет Володю отличало одно очень ценное качество — трудолюбие. Я не помню, чтобы он пропускал тренировки или работал на них, как говорится, спустя рукава. И, конечно же, Володя был от природы очень способным парнем. Он одинаково хорошо и плавал, и играл в баскетбол, постоянно выступая в этих и других видах спорта в межотрядных соревнованиях (лето мы традиционно проводили в спортивном лагере за Каменкой). А первым маленьким Володиным прыжком в большой спорт стало его участие в XI Всероссийской спартакиаде школьников в Туапсе, где он завоевал второе место».

Действительно, этот успех указал будущему олимпийцу дорогу в большой спорт, на которую он, при желании, мог бы ступить чуть раньше. Ведь, когда‑то, более чем в классической, Владимир преуспевал в борьбе вольной, и первое заманчивое предложение «поменять специализацию» получил вскоре после окончания девятого класса…

— В то время у нас в юношеской сборной области существовала практика: лидер выезжал на зональные соревнования по «классике», а следовавший за ним — по вольной борьбе, — делится Чебоксаров, — поскольку тогда в греко-римской борьбе я был всё‑таки на вторых ролях, меня включили в команду, которая в мартовские каникулы отправилась на первенство Сибири и Дальнего Востока по вольной борьбе среди школьников. Мой дебют оказался неожиданно успешным: я занял четвёртое место в весовой категории до 60 кг и стал единственным в нашей команде, кто завоевал путёвку на первенство России. Так что, вернувшись домой, мне ничего не оставалось делать, как готовиться к этим ответственным соревнованиям.

В Астрахани, где они проходили, я боролся неплохо и, наверное, вполне мог бы попасть в призёры, если бы… знал основательнее правила. Этот казус вышел, по‑моему, во время второй схватки. Соперник, вцепившись в мой голеностоп, стал подтягивать меня к себе. Я вырвался, и на одной ноге поскакал за ковёр. Чёрт меня дернул после второго скачка сделать эффектный, как мне казалось, кувырок вперёд. В «классике» сей трюк не стал бы для меня роковым — ведь контакта с соперником уже не было. В данном же случае, судьи, зафиксировав касание лопатками ковра, отдали захватчику моего голеностопа чистую победу. Мой обидчик вылетел уже в следующем круге, я же продолжал держаться «на плаву». Моё продвижение вверх остановил победитель юношеского первенства России Иванов.

Этот парень жил в Якутии, учился в школе-интернате и занимался у известного тогда на всю страну тренера Коркина. Так вот, я стал первым на тех соревнованиях, у кого ему не удалось выиграть «чисто» — остальным соперникам он не отдал ни единого балла. Наша схватка завершилась со счётом 1:6. В итоге я занял почётное шестое место, а Иванов во второй раз стал чемпионом России. Тогда‑то ко мне и подошёл его наставник. Поинтересовался, откуда я приехал, у кого тренируюсь. Оказалось, Ивана Ивановича Бауэра, моего первого тренера, он знал по Омскому институту физкультуры. Потом стал расспрашивать о разном: большая ли семья, как с питанием, с учёбой… А завершил свой разговор неожиданным для меня приглашением тренироваться у него в Якутии: «У тебя, Володя, хорошо получается, ты рождён для ковра. Поехали к нам — я научу тебя вольной борьбе»…

Конечно, приятно было, что мною заинтересовался такой авторитетный тренер. Но я тогда уже безоглядно влюбился в «классику» и не испытывал ни малейшего желания менять амплуа. Да и психологически, если честно, не готов был принять столь лестное предложение. Более всего меня пугала «перспектива» оказаться за тридевять земель от родного города. Уже потом, повзрослев, я узнал: какие из этого интерната борцы выходили! Тот же, к примеру, Роман Дмитриев стал в 1972 году чемпионом Мюнхенской Олимпиады. А Павел Пинигин, с которым мы вместе выступали в Монреале, завоевал там олимпийское «золото». И всё же, оценивая сегодня своё тогдашнее решение, считаю, что поступил правильно…


Победу посвятил отцу-фронтовику

После окончания средней школы перспективного борца-призывника пригласил тренироваться Юрий Александрович Петелин, возглавлявший сборные «Динамо» и области. В сотрудничестве с тогдашними наставниками главных команд РСФСР и СССР Геннадием Сапуновым и Виктором Игуменовым он скрупулёзно шлифовал мастерство Владимира Чебоксарова. Первая зарубежная «проверка боем» состоялась в 1974 году.

— В конце мая мы с Юрием Григорьевым, ещё одним тюменским борцом, отправились (в составе сборной России) на матчевую встречу в Румынию, — вспоминает Чебоксаров, — и мы оба, и наша команда соревнования выиграли. Спустя три месяца, я вновь наведался в эту страну. На сей раз там проходил довольно серьёзный турнир — «Интернационал», в котором я участвовал уже в составе сборной СССР. Тогда мне довелось встретиться на ковре со многими известными борцами. В том числе и с будущим чемпионом Монреальских Игр югославом Мамиром Петковичем, которого я тушировал в одной из решающих схваток. За победу в этом турнире мне присвоили звание мастера спорта международного класса.

Предолимпийский 1975‑й Чебоксаров начал с январской победы на международном турнире в Швеции. Потом выиграл, проходивший в Киеве, международный турнир памяти Ивана Поддубного. И, наконец, стал чемпионом Европы, после чего окончательно утвердился в составе сборной страны и начал подготовку к Олимпийским играм. О победном выступлении Чебоксарова на чемпионате Европы я узнал сравнительно недавно, хотя и чуточку раньше, чем о его несостоявшейся карьере борца вольного стиля. Узнал случайно, роясь в музейных архивах, и, конечно же, обратился к своему другу за подробностями.

— Моим выступлением на том чемпионате лет сто никто не интересовался, так что я, честно говоря, многое уже подзабыл, — отреагировал Чебоксаров на удививший его тогда вопрос, — помню, что проходил турнир в западногерманском городе Людвигсхафене в последних числах апреля. В день нашего приезда было тепло и солнечно. Настрой боевой, каким и должен быть у дебютанта, окрылённого доверием тренерского штаба. Чемпионат я провёл довольно уверенно. Сейчас и не припомню, кто и в какой последовательности попал тогда под мою горячую руку (смеётся), но в финале мне достался француз. Мне можно было даже проиграть ему по баллам, и я всё равно становился бы чемпионом Европы. Но та схватка далась сравнительно легко. Вот кто действительно оказал мне тогда упорное сопротивление, так это румын Енаке. Кстати, годом позже в Монреале он вполне мог оставить не у дел Петковича. Этого, собственно, и боялись те, кто заранее запланировал югославу олимпийское «золото». Енаке сняли, якобы за пассивное ведение борьбы, незадолго до окончания первого периода… Да, ещё мне довелось бороться «на Европе» с победителем молодёжного первенства мира шведом Франком Андерссоном. Тем самым, который, перейдя позднее в весовую категорию до 90 кг, выиграл золотую медаль на Олимпийских играх в Лос-Анжелесе. Вот, пожалуй, и всё, что сохранилось в памяти…

Точнее о том, кто и в какой последовательности попал под горячую руку тюменского динамовца на чемпионате Европы 1975 года я узнал из статьи того времени, опубликованной в газете «Советский спорт». Процитирую её в сокращении:

«Взрывается аплодисментами зал Дворца спорта в Людвигсхафене. Это Чебоксаров буквально за мгновенье до последнего гонга бросил на лопатки австрийца Егника… Когда в этот же вечер Владимир за полторы минуты „тушировал“ бельгийца Бенса, то он уже целиком овладел симпатиями зрителей. Болельщики обычно поддерживают того, кто слабее, но здесь было наоборот: настолько эффектно тюменец уложил на ковер своих соперников, в том числе швейцарца Кардоннена, турка Сузана. К финалу Владимир пришёл с четырьмя „чистыми“ победами. Наступала пора решающих схваток. Долго пришлось подбирать ключи к шведу Андерссону, всеми силами старавшемуся проиграть хотя бы „почётно“. Не удалось — Чебоксаров одолел его за явным преимуществом. Теперь на очереди был поединок с главным конкурентом — румыном Енаке, призёром мирового первенства. Соперник сразу же ринулся вперёд, попытался провести приём — неудачно, ещё раз — результат тот же. Румын занервничал, видно было, что он порядком „перегорел“ перед схваткой. Владимир же совершенно невозмутимо и спокойно выжидал момента для контр-выпада. Развязка наступила во втором периоде… На свой заключительный, седьмой поединок с французом Бушелем он вышел уже в ранге чемпиона».

— Если говорить в целом о команде… В ту пору сборная страны готовилась к Олимпиаде, и мы считались как бы вторым её составом, этакими резервистами, наступавшими на пятки лидерам, — продолжил мой собеседник, — нас потому и «бросили на Европу», чтобы мы, честолюбивые и напористые, проявили себя в соперничестве с ведущими «классиками» Старого света. И мы выступили, считаю, достойно: шестеро стали серебряными призёрами, а Николай Балбошин и я завоевали золотые награды. Тот чемпионат проходил накануне знаменательного события — наша страна готовилась отметить 30‑летие Великой Победы. И было, конечно, очень приятно преподнести к славному юбилею такой вот подарок. Эту победу я посвятил своему отцу-фронтовику. Воевать он начал в финскую компанию, а закончил в 45‑м в Германии…

Сага об «украденном» золоте

О подоплёке судьбоносной для него схватки серебряный медалист Монреальских Игр долгое время умалчивал. Возможно, со стойкостью Мальчиша-Кибальчиша хранил бы Чебоксаров свою «военную тайну» и по сей день, не задень я его однажды за живое. Тот наш разговор состоялся, по‑моему, после первого Всероссийского турнира на его призы, проходившего в Тюмени. Собирая материал для очередной газетной зарисовки, взялся тогда расспрашивать своего титулованного друга о победном дебюте на чемпионате мира-77 в Швеции, на котором из семи отечественных чемпионов Монреаля звание сильнейшего на планете подтвердили лишь двое: Алексей Шумаков из Красноярска и москвич Николай Балбошин.

— Это был первый в моей жизни мировой чемпионат, — начал свой рассказ Чебоксаров, — в нашей весовой категории особенно активен был румын Драйка, выигравший в олимпийском году молодёжное первенство мира. С ним и пришлось биться в финале…

Помню, прервал тогда детальные воспоминания Владимира явно неожиданным для него вопросом:

— А тот, кто отнял у тебя олимпийское «золото», на чемпионате выступал?

— Да, югослав Мамир Петкович дошёл до полуфинала, где я у него и выиграл.

— А что помешало одолеть его на олимпийском ковре?

Похоже, мой «подшкурный» вопрос попал в «десятку». И после, видимо, мучительной для него паузы, мой собеседник «раскололся»:

«В нашей весовой категории, до 82 кг, боролись, если не ошибаюсь, 24 человека. Свою первую схватку на олимпийском ковре я провёл с японским борцом. Завершил её очень быстро — буквально за одну минуту. Помню, после этого поединка меня тут же протестировали на допинг. Вторую встречу проводил со своим сверстником из Финляндии по фамилии Манни. Мы не раз соперничали на международных соревнованиях и хорошо знали повадки друг друга. Так что боролся с ним, как говорится, в открытую и выиграл по баллам. Ну, а третьим моим соперником стал югослав Мамир Петкович. До этого я с ним встречался на ковре лишь однажды — в 74‑м, на турнире в Румынии — и положил его на лопатки.

В соответствии с тренерской установкой, схватку с Петковичем сразу же повёл в атакующем стиле. Ведь после его сомнительной победы над очень сильным румыном Янаки стало очевидным, что судейская бригада будет работать на моего соперника. Я наблюдал за той встречей. Судьи вполне откровенно подыгрывали югославу, давая Янаки одно предупреждение за другим. И после третьего, согласно правилам, сняли с соревнования. Ей богу, больно было видеть, как этот здоровый волевой мужик, упав после схватки на колени, истерично колошматил кулаками ковёр и натурально рыдал.

В том, что Петковича явно тянут на „золото“, убедился очень скоро. Судьи постоянно сдерживали меня на ковре, стараясь сбить с темпа, вывести из равновесия. Но я продолжал беспрерывно атаковать… И всё же, мягко говоря, пожелание президента международной федерации борьбы Милана Эрцегана, соотечественника Петковича, они исполнили: доведя к удару гонга счёт до равного, объявили югослава победителем. Ухожу с ковра обиженный на весь белый свет и судейскую несправедливость. И вдруг натыкаюсь на Чабу Хегедюша, чемпиона предыдущей, Мюнхенской, олимпиады. Дружески похлопав меня по плечу, он изрёк на ломаном русском: „Ты станешь чемпионом мира“. И я им действительно стал — в 77‑м в Гётеборге. И сам король Швеции Карл XVI Густав вешал мне на шею золотую медаль, вручал чемпионский Кубок и пояс. С тех пор мы с Чабой подружились. И дружим до сих пор. Что же касается Петковича, то „монреальские заморочки“ не осложнили наших с ним отношений — мы были и остаёмся добрыми друзьями. Правда, видимся с ним очень редко. Дело в том, что вскоре после Олимпиады-76 Мамир перебрался в Америку, где и живёт до сих пор».

С Петковичем мне довелось познакомиться в январе 2010 года в Тюмени, впервые принимавшей международный турнир «Гран-при Ивана Поддубного», куда Мамир приехал в качестве тренера американской команды. На дружеском банкете нас представил друг другу Чебоксаров. Югославский американец произвел на меня приятное впечатление.

У каждого турнира свой резон…

В 1978‑ом Чебоксарова командируют на мировой чемпионат в Мексику. По словам Владимира, на эти соревнования отправилась, по существу, обновленная команда, а его включили в состав, так сказать, для поддержания боевого духа. «Передо мной была поставлена задача — добыть медаль, — признался он. И я добыл. Бронзовую».

Это, собственно, было его последнее выступление на турнирах такого ранга. За свою карьеру в большом спорте (в составе сборной страны наш земляк выступал с 1973 по 1980 год) Владимир Чебоксаров завоевал множество наград, в том числе и «золото» двенадцати международных турниров. Уход из большого спорта не стал для него уходом из греко-римской борьбы. Делегат XVIII Всесоюзного съезда комсомола, выпускник исторического факультета Тюменского госуниверситета, продолжая свою службу в органах внутренних дел (в отставку ушёл в 2007‑м в чине полковника), активно занимался судейством, став арбитром международной категории. В 1989‑91 годах Чебоксаров исполнял обязанности старшего тренера сборной России, за успешное выступление которой в чемпионатах Советского Союза ему было присвоено высокое звание «Заслуженного тренера РСФСР». Добрую четверть века Владимир Васильевич возглавлял региональную федерацию греко-римской борьбы. Лишь в этом году он сдал полномочия своему более молодому преемнику Александру Яковлеву, прошедшему, кстати, его, Чебоксарова, школу.

С 1995 года по инициативе тогдашнего председателя облспорткомитета Валентина Зуева (в настоящее время профессор, директор института физкультуры ТюмГУ), правительством области проводится открытый Всероссийский турнир на призы Владимира Чебоксарова. Почётным гостем дебютного стал легендарный Александр Карелин, к тому времени двукратный олимпийский чемпион. Обладателем главного приза — новеньких «Жигулей» пятой модели — стал тогда воспитанник курганской школы борьбы Александр Меньщиков, выступавший в той самой весовой категории (до 82 кг), в которой прославил наш регион зареченский парень Владимир Чебоксаров. Тремя годами позже Александр завоюет золото мирового чемпионата.

В качестве главного приза «Жигули» стояли и на кону второго турнира, собравшего более полутора сотен ведущих «классиков» из почти трёх десятков территорий России, Казахстана и Белоруссии. Бесспорно, украшением этих соревнований стал финальный поединок в «чебоксаровской» весовой категории между двукратным победителем Кубка мира краснодарцем Муратом Кардановым и чемпионом России и СНГ Анатолием Сартаковым из Красноярска. Лишь в дополнительное время безупречно исполненным броском победу вырвал сибиряк. Но, судя по всему, это обидное поражение не выбило из колеи Мурата. Во всяком случае, спустя четыре года, он станет в австралийском Сиднее олимпийским чемпионом. Позднее мне довелось пообщаться с Муратом Кардановым, ставшим к тому времени министром спорта Кабардино-Балкарии. Тогда он посетил Тюмень в составе делегации, сопровождавшей впервые выигранный российскими теннисистами Кубок Дэвиса. Так вот, в порыве откровения он признался: «Знаете, если бы не тот досадный проигрыш, я, возможно, и не стал бы олимпийским чемпионом. Сильно он меня разозлил». Конечно же, в центре всеобщего внимания была тогда «великолепная пятерка» из легендарной олимпийской команды образца 1976 года: Николай Балбошин, Алексей Шумаков, Виталий Константинов, Фархат Мустафин и сам виновник торжества.

На последующих десяти турнирах, участниками которых были либо юниоры, либо юноши, автомобиль не разыгрывался. Но накал борьбы от этого слабее не становился. Не спадал и интерес к ним болельщиков. Скажем, шестой по счёту, победителями которого стали Олег Бердинских и сын Владимира Чебоксарова Юрий, приворожил тем, что в его рамках проходила международная встреча: стенка на стенку тогда сошлись сборные команды Сибири и Турции. Седьмой турнир ознаменовался присутствием на нём в качестве почётного гостя двукратного чемпиона мира Геннадия Сапунова, в бытность которого главным тренером сборной России Чебоксаров (по его собственному признанию) получал уроки высшего борцовского искусства. На этих соревнованиях вновь отличился сын Владимира Васильевича Юрий — принёс в копилку тюменской команды единственную золотую медаль, поздравив тем самым своего легендарного отца с 50‑летием. Восьмой запомнился знакомством тюменских болельщиков с давним другом и соперником Владимира Васильевича, чемпионом Мюнхенской Олимпиады Чабой Хегедюшем. Сегодняшний президент федерации спортивной борьбы Венгрии привёз тогда на турнир нескольких перспективных борцов, один из которых — Золтон Сакольцы — стал его победителем. Десятый турнир был приурочен к официальному открытию новёхонького спорткомплекса «Центральный», ставшего своеобразной визитной карточкой Тюмени спортивной. Двенадцатый, совпавший с 30‑летием олимпийского триумфа советских «классиков», собрал ровно полсостава той великолепной команды. Вместе с её комсоргом Владимиром Чебоксаровым монреальские баталии вспоминали: Николай Балбошин, Алексей Шумаков, Арсен Налбандян и Фархат Мустафин.

На тринадцатом турнире (третий раз за всю историю их проведения) разыгрывался автомобиль. И его обладателем стал сегодняшний тренер юниорской сборной области, мастер спорта международного класса Олег Бердинских, тем самым преподнесший шикарный подарок к собственной свадьбе, состоявшейся несколькими днями позже. В напряжённейшем финальном поединке он сумел одолеть заслуженного мастера спорта из Москвы Михаила Иванченко, тренером которого был сам Виктор Игуменов, возглавлявший победоносную сборную СССР в олимпийском Монреале. Пятнадцатый турнир стал рекордсменом по «мировой географии» — помимо мастеров отечественного ковра в нём приняли участие «классики» из Армении, Венгрии, Израиля, Белоруссии и Казахстана.

Шестнадцатый, проходивший в 2010 году, свёл в финальном поединке весовой категории до 96 кг будущих основных соперников за место в олимпийской сборной России Никиту Мельникова и Рустама Тотрова, тогда уже представлявшего нашу область. К радости тюменских болельщиков победу праздновал Тотров. В 2012‑ом он завоевал в Лондоне олимпийское «серебро», повторив тем самым монреальский успех 36‑летней давности Владимира Чебоксарова. А вот юношеское достижение Владимира Васильевича в прошлом году было превзойдено — борец из Каскары Владислав Гудожников стал победителем летней Спартакиады учащихся России. Как знать, возможно, ему, или другому дерзкому парню суждено реализовать в обозримом будущем заветную мечту Чебоксарова — подарить родному городу олимпийское «золото».

 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива «СР» и Владимира Чебоксарова
Рубрики: Борьба (классика), Личность

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)