Альбина Ахатова: «Я продолжаю жить биатлоном»

В предыдущем номере журнала самая титулованная российская биатлонистка Альбина Ахатова рассказала,...

В Увате стартовал сезон большого биатлона

Первый в нашей области биатлонный центр, которому после появления «Жемчужины Сибири» некоторые горячие...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Альбина Ахатова: «Я продолжаю жить биатлоном»

В предыдущем номере журнала самая титулованная российская биатлонистка Альбина Ахатова рассказала, как дались ей три олимпийские медали Игр-2006. Публикация вызвала живой отклик читателей, в том числе и наших соотечественников, проживающих за рубежом. Многим хотелось узнать не только о спортивных подвигах Альбины. Иные, настаивая на повторной с ней встрече, даже предлагали нам вопросы для будущего интервью. С одного из таких и начался наш предновогодний разговор с героиней Турина.

 

— Альбина, наш читатель из Волгограда интересуется почему вы выбрали технический вуз, а не физкультурный? А мне любопытно, как восприняли этот выбор ваши родители, закончившие в своё время институт физкультуры имени Лесгафта?


— Конечно же, родители советовали мне поступать в физкультурный вуз. Но я не представляла себя в роли тренера или учителя физкультуры. Мне хотелось получить серьёзную, престижную профессию, и я взялась учиться заочно на экономиста-менеджера, поступив в Государственный университет путей сообщения. Сейчас, если честно, сожалею о том, что не послушала их. Нет, нет, учёба меня особо не тяготила — диплом я защитила на «отлично». Но, завершив спортивную карьеру, по профессии не работала ни дня.


— Знаю, вы заправски водите автомобиль. Давно права получили?


— Водительские права я получила вместе с аттестатом об окончании школы. Дело в том, что с девятого класса у нас по программе началось производственное обучение. Все наши девчонки пошли учиться кто на швей, кто на поваров, а я выбрала автодело. Первые два года мы с подружкой, которую я уговорила, чтобы не оказаться одной среди парней, осваивали специальность автослесаря. Было очень интересно. Про устройство автомобиля, в особенности двигателя, я и сегодня, хоть среди ночи разбуди, всё расскажу — от зубов отскакивать будет (смеётся). А в одиннадцатом классе мы осваивали практику вождения. Осваивали на грузовых автомобилях Газ-51, Газ-53. Девочкой я была мелкой, и чтобы меня за рулём было видно, мне под попу подкладывали подушечку (смеётся). Изучали мы и правила дорожного движения, экзамен по которым сдавали в ГАИ. Сдала с первого захода. И получила профессию: водитель — профессионал первой категории. Так как мне тогда было 16 лет (в школу я пошла с шести), получила временные водительские права категории В и С, а в 18 я их уже переоформила на постоянные.


— И тогда же у вас появилась первая машина…


— Нет. Первая машина появилась у меня в 1998 году после возвращения с Олимпиады в Нагано, где мы стали серебряными призёрами в эстафетной гонке. Тогда губернатор Леонид Рокецкий вручил Гале Куклевой, Ольге Мельник и мне по «Дэу Нексия». С детских лет помня, как папа с мамой полушутя говорили: вот, мол, Альбина выиграет Олимпиаду и подарит нам машину, я без раздумий отдала губернаторский презент родителям. К тому же, мне в то время было не до личного транспорта — я постоянно колесила по сборам да соревнованиям. Так что, пока жила большим спортом, водительские права мне были без надобности. А вот после завершения спортивной карьеры я уже начала постоянно ездить на «Лексусе», подаренном президентом России в 2006м после Олимпийских игр в Турине, самых успешных из трёх, в которых довелось участвовать.


— На них, как и на предыдущих Играх, вы были финишёром нашей «золотой» эстафеты. С каких пор за вами закрепили завершающий этап?


— После дебютного выступления в составе сборной на этапе Кубка мира в Рупольдинге, в 1998 году. Там намечалась принципиальная борьба за эстафетное «золото» с немками, которые считались основными претендентами на победу. Наши тренеры решили пойти ва-банк. По их замыслу, на первых трёх этапах сильные «обстрелянные» спортсменки (Ольга Мельник, Галина Куклева и Ольга Ромасько) должны были создать хоть какойто отрыв, а на последнем (его доверили мне) — как получится. И мне тогда удалось выиграть у очень титулованной возрастной немки Петра Беле, которая ушла на финишный этап с восьмисекундной форой. Помогла точная стрельба без запасных патронов и отработанная на домашнем льду прыжковая техника конькового хода.


— На льду? Вы не оговорились?


— Не оговорилась (улыбается). После Нового года я очень хорошо потренировалась дома с папой. В Лабытнангах стояли морозы, и мы ходили на каток, где я каталась на коньках, отрабатывая технику конькового хода. Там на льду и поймала скорость отталкивания, после чего у меня пошла и хорошо отработалась прыжковая техника. Я подъёмы штурмовала частыми быстрыми прыжками — просто супер! Сожалею, что впоследствии у меня не было возможности вкрапливать такие элементы в тренировочный процесс. Кстати, знаю, что немки тоже использовали такие тренировки на льду. И очень плохо, что сейчас это в подготовке не используется.


— Мне не раз доводилось болеть за вас на ханты-мансийских этапах Кубка мира, и всегда вы приятно удивляли тем, что выходили на старт с привораживающим макияжем. Чем это было вызвано — желанием влюбить в себя болельщиков?


— На мой взгляд, любая девушка хочет быть красивой, привлекательной. Хочет нравиться, в первую очередь, самой себе. А тем более, когда на тебя смотрит весь мир. Не знаю, почему сложилось такое мнение, что на старт я выходила при макияже? На самом деле, я не использовала макияж в классическом его понимании. Всё, что я использовала, это водоустойчивая тушь для ресниц и защитный бальзам блеск для губ. Это всё. Румянец на щеках появлялся уже по ходу работы.


— Альбина, авторы нескольких писем заинтересовались: что это у вас за хобби — «изготовление ложевых конструкций для биатлонных винтовок»? И когда вы этим увлеклись?


— Изготовлением ложевых конструкций для биатлонных винтовок я занимаюсь с 2013го. В тот сезон Леонид Александрович Гурьев, мой бывший наставник (сегодня — тренер женской сборной России — С. П.) пригласил меня поработать со сборной области — помочь девчонкам в стрелковой подготовке. Работая с ними, я поняла: залог точного выстрела — идеально подогнанная ложа. Но по себе знаю — серийный её вариант редко подходит спортсмену. Я, например, за свою спортивную карьеру перепробовала полдюжины лож, изготовленных разными мастерами, и всякий раз их приходилось дорабатывать «под себя». И только ложа, изготовленная опытнейшим специалистом Александром Афанасьевичем Пономарёвым, стопроцентно меня устроила. С ней я проработала вплоть до ухода из большого спорта, то есть, добрый десяток лет. Вывод очевиден: чтобы нарабатывать навык точного выстрела, необходимо сделать правильную ложу, которая обеспечит идеальную изготовку. С этого всё и началось.


Сколько успела изготовить? За шесть предыдущих лет — около 43. А в этом году уже более десятка. Три отправила в Канаду — для биатлонного клуба «Калгари». Две ложи (запасную и рабочую) изготовила для Эдуарда Латыпова, запасную — для Никиты Поршнева… В дебютном 2013м? Для Вани Черезова, Макса Максимова (мы с ним в тот год поженились), а также для Ани Булыгиной-Фролиной, Кристины Ильченко, Ларисы Куклиной, других девочек из тюменской команды. После Игр в Сочи с просьбой изготовить новую ложу ко мне обратился Антон Шипулин. В сентябре она была готова, и Антон успешно провёл постолимпийский сезон, став вторым в общем зачёте Кубка мира. На следующий сезон, оставив тот же конструктив, он заказал ложу с головой дракона. С ней Антон отработал до завершения своей спортивной карьеры. А Свете Слепцовой я сделала два варианта: с головой тигра и пантеры. Свете больше понравилась ложа с оскалом чёрной пантеры (смеётся), с ней она выиграла индивидуальную гонку на летнем чемпионате России-2016. Марии Садиловой (бывшей тюменской спортсменке) изготовила ложу с головой Медузы Горгоны.


Ко мне обращаются не только с заказом ложевых конструкций — просят чтото доработать, поменять, просто с изготовкой поработать. В сезоне — 2016 / 17 Женя Гараничев попросил переделать шампиньон (подставка для руки при стрельбе стоя — С. П.), а годом позже он заказал мне новую ложу — без звериных наворотов (смеётся), но с инкрустацией своего имени.


— В одном из интернет-интервью вы признались: «Поймала себя на мысли, что, засыпая, думаю не о нарядах или других женских штучках, а о ложах: как усовершенствовать конструкцию, как помочь спортсмену найти идеальную изготовку или решить проблемы в стрельбе». На стартовом этапе нынешнего Кубка мира приличной стрельбой приятно удивил Матвей Елисеев. Не вы ли с ним поработали в межсезонье?


— Этим летом я помогала тренерам мужской сборной команды со стрелковой подготовкой в летний подготовительный период. С Матвеем, как показывают его стрелковые результаты, мы хорошо поработали над изготовкой. Зная, насколько ложа и изготовка влияют на результат, я ощущаю определённую ответственность. Когда смотрю гонки, всегда переполняет волнение. И порой думаешь: блин, а вдруг в этом промахе виновата я? Очень надеюсь, что Матвей наработал хороший запас прочности, и этого хватит на весь сезон. Хотя не исключаю, что могут быть спады, и это нормально.


— Сегодня в интернете активно обсуждается решение Бьорндалена и Домрачевой принять предложение спортивного руководства Китая поработать с биатлонной сборной. Как вам такой шаг звёздной пары?


— Честно говоря, мне удивительно и гдето даже обидно, что богатейший опыт спортсменов такого высочайшего уровня оказался не востребованным ни в Норвегии, ни в Белоруссии. А приглашение звёздной пары Китаем понятна — следующая зимняя Олимпиада пройдёт в Пекине, и хозяева надеются на успешный тренерский дебют мастеров экстра-класса. Так что, замечательно, что они продолжают жить биатлоном, теперь уже в новом амплуа. Конечно, три оставшиеся до Игр года – срок небольшой, но посмотрим. Мне очень интересно будет наблюдать за работой профессионалов, и я желаю им удачи.

   

- А ваш тренерский опыт, насколько мне известно, на родине востребован. Есть ли в ваших планах вновь заняться стрелковой подготовкой национальной команды?   

    

- Это очень сложный вопрос. Я в первую очередь мама, у меня двое деток, поэтому возможности немного ограничены. Полноценно работать в качестве стрелкового тренера могу только в летний подготовительный период. И всё зависит от спроса на мои знания. Если говорить про желание, то оно есть. Не секрет, что человек получает истинное удовольствие от работы, в которой разбирается, чувствует себя, как рыба в воде и которую любит. Я не исключение.

 


 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива Альбины Ахатовой и «СР»
Рубрики: Обратная связь, Биатлон, Личность

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)