Нурланбек Сапаров: «Паспорт спортсмена скажет о тебе всё»

В этом году в Тюмени произошла интеграция двух популярных направлений восточных единоборств....

Валерий Борисов: «Драйв процессу сдачи зачётных нормативов придала соревновательность»

Центр тестирования Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «ГТО» был создан в Нижней Тавде в...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Татьяна Макарова: «Я сделала выбор в пользу спорта»

2008-й, олимпийский, год мастер спорта по выездке Татьяна Макарова начала с победного выступления на открытых Всероссийских конных играх, которые проходили в Санкт-Петербурге. Сегодня наша землячка мечтает о выступлении на Лондонской Олимпиаде-2012. С Татьяной, проездом гостившей у своих родителей в Тюмени, встретился наш корреспондент.


— Знаю, недавно вы в составе сборной России выступали на чемпионате Европы в Голландии. Под седлом был испытанный в «боях» Карфаген?

— Нет. Карфаген вышел на пенсию, и со дня на день приедет на постоянное жительство в Тюмень. Но без дела он не останется — будет помогать «расти» двум моим племянницам, которые занимаются конным спортом. А в Голландии я выступала на Фатинице. Вообще то, мы с ней вместе уже семь лет. Но она ходила в запасных, росла, дожидалась своего часа. И дождалась. В этом году они вместе с Карфагеном были лицензированы на чемпионат Европы, и я оказалась в команде России единственным всадником, получившим лицензию на двух лошадей. Но взяла на соревнование Фатиницу — она больше подходит под европейский стандарт, что сегодня оценивается судьями.

— Характером Фатиница похожа на Карфагена?

— Что вы?! С ней всё гораздо сложнее. У Карфагена ведь мужское мышление. А Фатиница… Она всё-таки женщина, причём, капризная и очень вредная. На чемпионате Европы такое мне устроила! За пять минут до старта было всё — неподчинение, истерика… Но, в принципе, её можно понять. В Голландии конный спорт очень популярен. Во время соревнований на трибунах аншлаг, как на футболе или хоккее. Болельщики шумят, размахивают флагами, много красочных плакатов, огромный экран… Всё это Фатинице в диковинку, она отвлекалась на всё — на трибуны, на новых лошадей, на новых людей. Это был просто ужас! Если честно, я в тот момент пожалела, что не взяла сюда своего Кешу. Карфаген — боец. Он очень сосредоточен. Для него есть только я. А Фатиница… Невероятным усилием воли удалось привести её в чувства. И она собралась. Практически всё выступление продержалась в очень хорошем ритме. Всё было красиво. Правда, в конце допустила небольшие помарки, что не позволило нам занять место, на которое рассчитывали. Мы рассчитывали быть где-то27-30-ми, а стали 48-ми. Но после того состояния, в каком она пребывала перед самым стартом, это было успехом. И я осталась ею довольна.

— Как вы её отблагодарили?

— Долго гладила. Накормила вдоволь яблочками. Яблоки и морковка для лошадей — лучшее лакомство. После чемпионата Европы Фатиница осталась в Голландии. За ней там ухаживают, она обеспечена тренингом. То есть, всё у неё там есть. Кроме меня (смеётся). Просто после таких ответственных соревнований ей надо немножко отдохнуть. В том числе и от меня. Но уже через неделю я к ней приеду. Как раз в Голландии собираюсь пройти стажировку. Буду там тренироваться, выступать в международных соревнованиях, набирать необходимые баллы для того, чтобы попасть на Олимпийские игры. Уже в конце октября отправимся на турнир в Венгрию.

— Кого будете представлять на этих соревнованиях?

— Россию.

— А в сборной страны?

— Скорее всего, Ярославль, потому что оттуда мой замечательный тренер Валерий Яковлевич Волков, благодаря которому я вышла на сегодняшний уровень. Он — олимпийский чемпион 1980 года по конному троеборью. Два года мы с ним вместе. В Голландии буду жить целый год, и меня с Ярославлем, в принципе, ничего не связывает — ни он, ни Тюмень меня не финансируют.

До переезда в Ярославль я походила по различным инстанциям родного города, писала разные письма. Не такие уж большие деньги просила. Но, к сожалению, никого это не заинтересовало, и я осталась на папином содержании — он меня финансирует, всячески поддерживает. Ничего, вот выбьюсь в чемпионы, будут жалеть, что не удержали (улыбается невесело).

— И как идёт подъём к вершине?

— Пока расту. Сейчас считаюсь, скажем так, негласным лидером сборной России по выездке, то есть, у меня лучший результат в международном рейтинге. Для того, чтобы попасть на Олимпиаду, хотелось бы войти в 50 лучших всадников мира.

— Кем мыслите себя после завершения спортивной карьеры?

— Я хотела стать хирургом, и после школы поступила в Тюменскую медакадемию, продолжая заниматься конным спортом. Но, честно говоря, уже на четвёртом курсе сделала для себя выбор в пользу спорта. Однако, папа настоял, чтобы я закончила вуз, и я ему за это благодарна — медицинское образование очень мне помогает. А что касается жизни после спорта… Вижу себя либо тренером, либо человеком, который готовит лошадей с нуля, и продаёт их. Лошади стоят очень дорого. Это хороший заработок, гораздо выше заработка врача, во всяком случае, в России.


 

Текст: Сергей Надеждин. Фото: из семейного архива Макаровых
Рубрики: Конный спорт

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)