Свежий выпуск: сентябрь, 2019
Риск ценою в олимпийское «золото»

Первым читателем вышедшего в этом номере материала нашей традиционной рубрики «Олимпийский всеобуч»,...

Символический пояс самбиста «пойдёт по кругу»

Престижный турнир под названием «Кубок по самбо полномочного представителя Президента РФ в Уральском...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Юбилей тюменского айкидо отметили «всем миром» на татами

Прошедший в начале мая в Тюмени фестиваль айкидо стал самым представительным за всю многолетнюю историю его проведения — он собрал более двух с половиной сотен участников из многих российских городов, а также из Армении, Италии, Казахстана и Японии. Последняя была представлена сразу тремя супер-мастерами этого боевого искусства.



С «корабля» на… татами


— Рекордное представительство на нынешнем традиционном фестивале вполне объяснимо, ведь он посвящается 20летию тюменской федерации айкидо, — реагирует на констатацию факта её создатель и бессменный руководитель Рудик Манукян. — На празднование юбилея, которое, как и сегодняшняя тренировка, пройдёт послезавтра на татами, собрались (по нашему приглашению) руководители многих региональных федераций, с которыми мы регулярно встречаемся на всевозможных, в том числе и международных семинарах, некоторые привезли своих воспитанников. Приехали попрактиковаться и наши единомышленники из обеих российских столиц, а также изза рубежа.


Как заметил Мануян, в преддверии фестиваля эксклюзивные мастер-классы с его участниками проведут трое авторитетных японских сенсеев. Двое из них читателям нашего журнала хорошо знакомы — это директор департамента инструкторов Всемирного центра айкидо Шигеру Сугавара (седьмой дан) и международный инструктор Такаши Куроки (шестой дан). А вот их коллега, обладатель шестого дана Рюджи Ширакава перед местными болельщиками айкидо предстанет впервые.


— Японские коллеги приехали к нам буквально вчера (2 мая — С. П.), а сегодня все трое вышли поработать на татами (как раз сейчас там «хозяйничает» Такаши Куроки), — продолжает главный сенсей тюменского айкидо. — Кроме них, «свой тренировочный час» (и сегодня, и завтра) отработаю и я, и мой давний друг Армен Аветисян, президент федерации айкидо Армении, с которым мы в прошлом году удостоились пятого дана.


Почему Куроки совершенствуется в русском


Пока выслушивал Манукяна свой мастер-класс завершил Куроки, кстати, первый из моих знакомых японских сенсеев. Неплохо владея русским, он на двух предыдущих фестивалях помогал моему общению с Сугаварой. На сей раз захотелось пообщаться с ним самим. По ходу разговора стало понятно, откуда у моего собеседника такие успехи в постижении русского языка. Оказалось, имея японское гражданство, Такаши Куроки уже много лет живёт и работает в Киеве.


— У меня там была большая группа, — делится он, — но после событий 2014 года она поредела — ктото потерял работу, ктото выехал из страны, у когото семейные проблемы… Теперь я полгода преподаю за границей, а оставшиеся воспитанники киевской группы в моё отсутствие занимаются айкидо самостоятельно. Группы айкидо есть в Харькове, Львове, Днепродзержинске, Николаеве, Виннице, других городах. По возможности, один-два раза в год организую для их инструкторов семинары в Харькове или Днепродзержинске. Как в Киев угораздило? У меня жена хохлушка (смеётся). На каком языке общаемся? На русском, конечно, как и с родственниками по её линии, и с теми, кто у меня занимается. А что Указ — народ там свободный, и ему никто не помешает общаться на родном языке. На русском многие говорят и в Казахстане, и в Армении, куда я периодически езжу. На нём же общаюсь и с пожилыми любителями айкидо, бывая в восточно-европейских странах. Так что свой русский я постоянно совершенствую.




Счастливый человек президент Аветисян


В этот же день удалось пообщаться и с президентом федерации айкидо Армении, прекрасно говорящим на русском.


— В айкидо я пришёл довольно поздно — в 24 года, — делится Армен Аветисян, полковник юстиции, между прочим, — до этого чем только не занимался — вольной борьбой, самбо, баскетболом, греблей на каноэ и байдарках… Моим первым сенсем был Масатом Икеда. Он жил в Швейцарии и курировал федерации ряда европейских стран, но после внезапной болезни отошёл от тренерской работы. В 2004 году я впервые попал в Японию, где удалось попрактиковать в Хомбу Додзё с несколькими шиханами. Наибольшее впечатление на меня произвёл Шигеру Сугавара, и мне захотелось, чтобы только он стал моим сенсеем. И он им стал, но… лишь спустя шесть лет.


Как угораздило в президенты? Ребята посчитали, что, как успешный тренер, пользующийся авторитетом не только в спортивных кругах, я смогу реально содействовать развитию айкидо в нашей республике. Сейчас я уже отошёл от тренерской работы, этим занимаются мои ученики. Но тренироваться не перестаю. Так что, я счастливый человек (улыбается) — и айкидо, и общественной президентской работой занимаюсь в удовольствие.


На тюменский фестиваль мы постоянно приезжаем все последние годы, а федерациями общаемся ещё дольше, так что наши отношения стали чуть ли не родственными. Здесь очень хорошие ученики, а учителя — просто супер! И город классный — чистый, красивый, уютный… Конечно, в Европе тоже есть города чистые и красивые, но в них мне не так комфортно, как в Тюмени. Наверное, это потому, что здесь много добрых, приветливых, улыбчивых людей.




Комплимент от Ширакавы


В отличие от «прикипевшего» к нашей областной столице Армена Аватесяна, у её «первооткрывателя» Рюджи Ширакавы представление о Тюмени пока не сложилось. По словам блистательной переводчицы Анны Бертовой, окунувшейся в привычную для неё атмосферу наших фестивалей после двухлетней с ними разлуки, сенсей город ещё практически не видел. «Зато он высоко оценил профессионализм и лидерские качества главного организатора традиционного сбора, — продолжает Бертова, — больше всего его поразило — сколько народу собралось на тюменском татами! Да, это комплимент Рудику Манукяну (улыбается)». Из дальнейшего общения с 38летним японским сенсеем узнал, что айкидо его сызмальства обучал отец, обладатель седьмого дана. Поскольку тот был синтоистским священником, то преподавалось оно на религиозной основе. Рюджи впитал в себя этот симбиоз, и теперь, живя в Сендае (самый крупный город префектуры Мияги), где у него есть собственный зал, пытается в модернизированной форме передать усвоенное своим ученикам. А заниматься айкидо «всерьёз, повзрослому» он начал с 15 лет.


Аккурат перед нашей с ним встречей Ширакава отрабатывал свой «тренировочный час». С интересом наблюдал, как стремительно и виртуозно он «выкручивает» постоянно меняющихся семинаристов, лёгким движением руки отправляя их кувыркаться по татами. Нельзя было не заметить, что чаще других под «горячую руку» Рюджи устремлялась среднего роста худощавая девушка, на которую мне, заступая с Ширакавой на свою «трудовую вахту», предлагала обратить внимание Анна Бертова — она, мол, из Италии приехала. По окончании мастер-класса японского дебютанта и последовавшего с ним интервью заметил Анне, что готов к общению с итальянкой. Однако на просьбу «поработать переводчиком» она с улыбкой посоветовала: «Вам лучше попросить об этом её подругу из Петербурга (кивнула в сторону симпатичной светловолосой семинаристки) — тот английский, на котором они свободно общаются, мне не всегда понятен».




С итальянкой на «своём английским»


Последовал совету, и не просчитался. Анна, так звали питерскую студентку, мигом привела и представила мне свою итальянскую подругу — «это Александра». Девушки, действительно, беспроблемно переговаривались на «своём английском». В итоге я узнал, что Александра занимается айкидо пятнадцать лет, у неё третий дан. Что этому боевому искусству она постоянно учится у Ширакавы, следуя за своим кумиром по «всему белу свету». Кстати, именно ему девушки обязаны своему знакомству, которое состоялось лет пять-шесть назад в Афинах.


— Тогда мне впервые удалось попрактиковать у Ширакавы, — с согласия подруги поясняет Анна. — На его мастер-классе была и Александра. Мы както сразу подружились, можно сказать — с первого взгляда (смеётся). А потом стали встречаться на международных семинарах, один из которых проходил в её родном городе Казерте (это рядом с Неаполем) … Так вот, прослышав, что Рюджи в компании с другими авторитетными сенсеями планирует давать мастер-класс в Тюмени, Александра поняла, что ей предоставляется уникальная возможность обогатиться новыми интересными практиками. Как и Александра, я в Тюмени впервые, хотя сенсея Манукяна знаю давно — мы с ним часто на семинарах встречаемся. А вот моя итальянская подруга встретилась с Рудиком Сергеевичем впервые, хотя была о нём наслышана, как о классном специалисте. Тюмень нам очень понравилась. Пока не удалось посмотреть слишком многого, но то, что мы увидели, впечатляет — такой большой, интересный и красивый город!


Сенсей Сугавара очарован Достоевским


Задумав в прологе намеченной на 5 мая встречи поздравить главного гостя тюменского фестиваля Шигеру Сугавару не только с днём рождения, но и с новым, 126 по счёту императором Японии, вооружился коекакой интернет-информацией о личности Нарухито. Честно говоря, меня не очень удивило, что старший сын предыдущего императора — магистр исторических наук, что он любит бегать трусцой, занимается альпинизмом, а в свободное время играет на альте. А вот то, что он является членом Международного олимпийского комитета (МОК), стало откровением не только для меня, но и для Сугавары — «я впервые об этом слышу». Вспомнив, что айкидо переводится как путь к гармонии духа, а с приходом на императорский трон члена МОК Нарухито в Японии наступила эра гармонии (Рэйва), полюбопытствовал у своего собеседника: есть ли у айкидо перспектива получить олимпийский статус?


— Сенсей категорично заявляет — нет! Потому что айкидо — это не спорт, это — будо (современные японские боевые искусства), — переводит эмоциональный ответ Бертова.


— Интересно, ктонибудь из императорской семьи увлекается айкидо?


— Такой информацией сенсей не располагает. Но в своих интервью члены императорской семьи подчёркивают, что занимаются различными европейскими видами спорта. А вот из премьер-министров были те, кто занимались айкидо.


— Читатели нашего журнала знают Сугавару, как куратора тюменского айкидо, но совершенно не знают его, как спортсмена и человека. Каким был его путь в айкидо, есть ли у него другие увлечения?


— Школьником сенсей занимался кендо (боевое искусство работы с мечом). После смерти отца семья была вынуждена временно сменить место жительства, а значит и школу, и он на некоторое время заниматься кендо перестал. А когда стал старшеклассником, его сверстники во владении этим боевым искусством намного его опережали. Чтобы заполнить образовавшийся после смерти отца вакуум и сформировать из себя зрелую личность, надо было чемто основательно заняться. И лучше всего — с нуля.


«Подсказка» пришла сама собой. В районе Синдзюку токийской столицы, куда Шигеру переехал из своей провинции, располагалось Хомбу Додзё (основное здание, где занимаются айкидо). Он был совершенно очарован этим боевым искусством, и не на шутку им увлёкся. А выбрал его потому, что из всех боевых искусств только айкидо не травмирует партнёра, не доставляет ему боли, но контролирует его действия. То есть, айкидо для него — своеобразный путеводный маяк, позволяющий ему мирно и гармонично идти по жизни выбранной дорогой так, чтобы другие не мешали в этом.


— Сенсей в Тюмени бывал неоднократно. Восприятие им нашего города както меняется?


— Сенсей уже в пятый раз приезжает в Тюмень, и с каждым приездом она становиться для него всё ближе. Появляется всё больше знакомых, с кемто уже успел подружиться, и поэтому он приезжает сюда с ощущением, будто приезжает домой.


— У нас в России читающий народ «запал» на Мураками. А в Японии его любят?


— Сенсей говорит, что о Харуки Мураками наслышан, но его книг не читал. А вообщето, в Японии он далеко не так популярен, как за границей — иностранный, можно сказать, для Японии писатель. Лично сенсею больше нравятся авторы, пишущие про самураев. Например, Фудзисава Сюхэй, у которого он практически всё перечитал.


— А когото из русских писателей он знает?


— Достоевского. Его в Японии знают все. Сам сенсей пытается осилить «Братьев Карамазовых», но то, что он уже прочёл, до глубины задело его душу. Както, впервые прогуливаясь по Петербургу, он вдруг остановился на одной из улиц совершенно потрясённый: так вот оно, то самое место, что описано в романе! Сенсей очень обрадовался такому подарку судьбы. Вообще, русские классики очень в Японии популярны — Достоевский, Толстой, Чехов… Сейчас у него с Россией очень тесная связь, так что в дальнейшем он постарается открыть для себя ещё когото из русских писателей. А ещё сенсей любит слушать русскую классическую музыку, в особенности — Чайковского.




Детскую мечту потеснило «Молчание»


Признаюсь, был восхищён переводческим искусством Анны. Внимательно выслушав мой вопрос, она вступала с Сугаварой в доверительный (как мне казалось) диалог. Во всяком случае, со стороны я воспринимал моих, облачённых в кимоно, улыбчивых и раскованных визави не иначе, как добрых знакомых, увлечённых приятной для обоих беседой.


— Анна, вы с такой лёгкостью владеете японским. Признайтесь, переводчиком с детства мечтали стать?


— Увы (загадочно улыбается), в детстве я мечтала стать астрономом. Но однажды мне попал в руки роман японского автора Эндо Сусаку, который называется «Молчание» (кстати, недавно по нему был снят фильм, правда, я его ещё не посмотрела), и он настолько меня впечатлил, что я «заболела» Японией. А если учесть, что я тогда занималась айкидо (пристрастилась к нему с тринадцати лет), то моё решение стать историком Японии было вполне логичным. И я им стала, успешно окончив восточный факультет Санкт-Петербургского госуниверситета. Потом основательно занялась изучением японских религий. Тема кандидатской диссертации, которую я защищала – японские христиане. К этому меня как раз подтолкнул Эндо Сусаку, писавший про японских христиан, про их мучения в период гонений. В настоящее время преподаю на философском факультете своего родного университета, и пишу научные статьи по избранной раз и навсегда теме. А что касается детской мечты… Знаете, иногда задерёшь голову к небу, и задашься риторическим вопросом: интересно, как бы сложилась моя жизнь, если бы не случайная встреча с «Молчанием»?

 

 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива Рудика Манукяна
Рубрики: Федеративная жизнь, Айкидо

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)