Леонид Сауков: «Наш выбор — «играющий» тренер с горящими глазами»

Во вторую субботу ноября в тюменском спорткомплексе «Здоровье» стартовали чемпионат области по волейболу...

Юрий Свяцкевич: «С биатлоном у нас всё в порядке»

В наступившем сезоне мирового биатлона, что приятно, в лидерах национальной сборной представители нашей...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Магнетизм Большого приза

Ее спортивный сезон пока не закончен, и кони еще не вернулись в Тюмень — они сейчас в Ярославле, дожидаются очередных столичных стартов. Сама Татьяна Макарова ненадолго оторвалась от них, чтобы начать учебный год в медицинской академии — последний курс самый ответственный, а растущий спортивный статус требует от нее все больше времени уделять тренировкам и соревнованиям.

С Татьяной и с ее отцом Александром Ивановичем Макаровым, принимающим в становлении дочери-спортсменки самое активное участие, мы уже знакомили наших читателей. Чтобы не повторяться, скажу только, что она — единственная в регионе всадница, участвующая в турнирах по программе Большого приза.

Более того, вместе с тренером Валентиной Мартьяновой Таня собственными силами вывела на этот высокий уровень своего коня по кличке Карфаген. Минувшее лето оказалось для нее черезвычайно насыщенным, и его результаты стали поводом для нашей новой встречи.

— Таня, впереди масштабный финал Кубка Федеральных округов и Кубок мэра Москвы, так что со своими питомцами ты появишься в Тюмени не раньше октября... Но уже состоялся ряд значительных соревнований и есть очередные успехи...

— Да, я бы сказала: успехи ожидаемые. В последнее время мы работали так много, что заканчивали тренировки далеко заполночь. Отчасти причиной такого неудобного графика стала и наша новая база — Тюменский ипподром. Его манеж всегда загружен, а для занятий выездкой требуется место. Тем не менее, усилия не пропали даром. В мае проходили Первые Всероссийские Конные игры в Санкт-Петербурге, куда мы приехали командой клуба «Сибирское общество конного спорта», но там на призы не приходилось даже рассчитывать. Запомнилось само мероприятие — шикарное, на грандиозной арене, полукруглой, как Коллизей... Потом полмесяца провели в Ярославле, а оттуда отправились в Нижний Новгород на командный чемпионат России. От нашего клуба там выступали еще две девочки: одна только набирающаяся опыта в юниорской категории, вторая постарше, но на молодой лошади — естественно, от них рано было требовать каких-то высот. Ну а мне достался приз в личном зачете...

Потом состоялся Кубок Президента — там в Малом призе я стала четвертой на Фатиннице и восьмой по сумме всех стартов. Это было здорово и очень престижно — мы напомнили спортивному миру о том, что в Тюмени есть конная выездка, есть тренер, есть подготовленные лошади.

— Кстати, о лошадях... Когда мы встречались в прошлый раз, Фатинница только-только прибыла из Германии, и в центре внимания оказался твой давний соратник Карфаген... Сегодня, как я понимаю, ганноверская красавица сумела завоевать любовь хозяйки?

— Когда Фатинницу привезли в Тюмень, и папа, и тренер в один голос заявили, что она побежит Большой приз. Я же, заметив ее экстерьерные минусы и почувствовав взбалмошный характер, никак не могла в это поверить. Теперь она повзрослела, и я вижу, насколько талантлива эта лошадь. Есть, конечно, свои сложности: она крупная, очень накаченная — люди издали принимают ее за мощного, красивого жеребца... Но характер у нее совершенно девичий: она может испугаться пролетающей мимо бабочки или зашелестевшего плаката. В такой момент находиться в седле очень страшно — огромная неуправляемая масса мышц подо мной начинает метаться вверх и вниз... Однако, чем больше мы работаем вместе, тем меньше остается этого страха: за все время она лишь один раз меня уронила... Другое дело, что на соревнованиях Фатинница еще не научилась быть собранной: отвлеклась на секунду, и все — сбой.

Вот один только пример: после Кубка Президента состоялись международные соревнования на Кубок губернатора Московской области, проходившие в спортивном комплексе «Отрада». В Малом призе мы выступали сразу за явным лидером, и когда после его Аллегро на разминку вышла Фатинница, многие присутствующие решили, что эта лошадь сегодня победит. Так нет же, во время приветствия судей она запаниковала и сорвалась в галоп, за что нам накидали «нулей». Ну, ничего, все поправимо... Она покладистая, добрая; знатоки пророчат ей большое будущее, и на следующий год мы уже попробуем проехать Большой приз. Мой Кешенька-Карфаген через пару лет выйдет на пенсию, а Фатинница как раз будет готова к серьезным стартам.

— Татьяна, для непосвященных: чем программа Большого приза отличается от программы Малого?

— Малый, а также Средний приз № 1 и № 2 — это лишь ступени к программам Чемпионатов Европы и мира, Кубков мира и, наконец, Олимпийских игр. По Малому призу тоже проводятся достаточно престижные международные соревнования, и многие спортсмены на этом останавливаются — десятилетиями оттачивают его элементы... Я же всегда стремилась к тому уровню, на котором составляется мировой рейтинг — к Большому призу. Попробовала в 2004 году, но продемонстрировала недостаточную езду, а уже с 2006 года полностью начала работать по этой программе.

В последнее время меня стали упрекать за то, что редко показываюсь на местных турнирах, но я не хочу быть нечестной по отношению к их участникам. Карфаген — единственная в регионе лошадь Большого приза, и брать его на состязания по Малому, значит заведомо обрекать остальных на проигрыш. Зато с Фатинницей, если есть время, мы с удовольствием показываемся землякам...

— Может быть, расскажешь о некоторых самых сложных элементах Большого приза?

— На словах не так-то просто это сделать, но я попробую... Например, пассаж — очень короткая рысь с высоким поднятием передних и задних ног. Главная проблема — научить лошадь, у которой центр тяжести впереди, четко держать себя на задних ногах. Не менее сложна рысь на месте или, как мы ее называем, «пиафе», а также пируэты на галопе, когда передние ноги идут по кругу, а задние должны оставаться практически в одной точке. Наверное, выездка не самый зрелищный вид спорта — сторонний наблюдатель едва ли понимает, каких неимоверных усилий и всаднику, и коню стоит идеальное выполнение упражнений. Интереснее всего смотрится фристайл — произвольная программа под музыку. В «Отраде», когда я исполняла ее на Карфагене, немецкий судья был восхищен, зато судья из Белоруссии поставила на редкость низкую оценку, которая и отбросила меня на девятое место. Впрочем, тоже наградное...

— По каким же тогда критериям в выездке осуществляется высокопрофессиональное судейство?

— Это субъективный вид, так же как, например, художественная гимнастика или фигурное катание... Понятно, что судьи обязаны быть объективными, но также понятно, что человеческий фактор обязательно себя проявит. Вот представьте: выступают три спортсмена примерно одного уровня подготовки. Как оценивать почти равную езду? Только учитывать шарм, личные «изюминки». Но одним судьям они могут импонировать, а у других наоборот вызывать неприятие. Кому-то всадник не нравится, кому-то лошадь, кому-то весь тандем... Некоторые спортсмены специально пытаются завоевать расположение судей, заранее «покрутиться» рядом с ними, чтобы их запомнили, выделили. Но я знаю одно: если ты все сделаешь на «максимум», судья поставит тебе заслуженно высокую оценку, независимо от того, нравишься ты ему лично или нет...

— Я думаю, уже можно спросить тебя о самых ярких впечатлениях нынешнего сезона?

— Дело в том, что сезон оказался для меня очень печальным — я потеряла Вуффо, Ванечку, моего самого молодого коня. Он серьезно заболел, и не стало его как раз перед соревнованиями в «Отраде». Так что во время выступлений у меня было тяжело на сердце... Ну а общее впечатление — позитивное. Наша команда сплотилась, мы познакомились с сильными спортсменами, позаимствовали у них некоторый опыт, ну и наконец-то смогли посоревноваться за статус, а не просто принять участие в состязаниях.

— Таня, ты заканчиваешь медицинскую академию... Это твоя семейная профессия, и все же дальнейшие ставки будут только на спортивную карьеру?

— С четвертого курса меня захватила хирургия — понравилась и сама специальность, и практика в больнице «Нефтяников». Тем не менее, пришлось сделать выбор: в спорт вложено многократно больше сил и средств, а сочетать его с занятиями наукой невозможно. Любая из этих сфер требует полнейшей самоотдачи, и лишь тогда приносит какие-то плоды...

— В таком случае, вопрос: как, занимаясь только конным спортом, заработать себе на жизнь?

Что верно, то верно: призовые в нашем виде не окупают затрат на содержание животных, на оплату труда тренера и помощников... Единственный выход: самой научиться с «нуля» готовить лошадей и продавать в том числе за границу. Европейцам и американцам выгодно покупать их у русских, так что буду учиться и выходить на тот уровень, который им требуется. Возможно, мы с Валентиной Валентиновной скоро возьмем на «передержку» коня-четырехлетку. Я уже приглядела такого на ярославском конезаводе «Кавказ»...

 

Виктория Ермакова, фото Александра Кочетова
Рубрики: Конный спорт

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)