Альбина Ахатова: «Я продолжаю жить биатлоном»

В предыдущем номере журнала самая титулованная российская биатлонистка Альбина Ахатова рассказала,...

В Увате стартовал сезон большого биатлона

Первый в нашей области биатлонный центр, которому после появления «Жемчужины Сибири» некоторые горячие...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Мы были как единая семья

В разгар лета на электронную почту нашей редакции пришло письмо от бывших самбистов, которым (как они пишут) посчастливилось в 80‑е годы прошлого столетия заниматься у замечательного тюменского тренера Валентина Кушина. Сообщив, что в сентябре их бывший наставник отпразднует своё 70‑летие, они отмечают, что «невозмутимый и добродушный, когда требовалось — строгий, Валентин Алексеевич был мужественным и волевым человеком, способным правильно действовать в экстремальных ситуациях». В подтверждение последнего авторы письма, с каждым из которых нам удалось пообщаться, рассказали о трагическом событии тридцатилетней давности, жертвами которого могли стать, не находись они тогда под надёжной опекой своего наставника.



Седьмого декабря 1988 года в армянском городе Ленинакане (ныне Гюмри), где должен был стартовать юношеский турнир по самбо, на который Валентин Кушин привёз команду из своих 1617летних воспитанников, произошло мощное землетрясение магнитудой 9 баллов. Авторы письма — повзрослевшие на тридцать лет тюменцы: предприниматель Яков Дроздецкий, сотрудник городской администрации Иван Скобёлкин и работник фельдъегерской службы Александр Паньшин вспоминали о пережитом, слегка расходясь лишь в некоторых деталях, но не в хронологии тех событий.


Яков Дроздецкий:


«Мы приехали в Ленинакан 6 декабря. На следующий день у нас намечалась вечерняя тренировка, и мы вчетвером — Вова Кушин, Юра Тушнолобов, Иван Скобёлкин и я — отправились с утра гулять по городу. После прогулки пообедали и поднялись с Ваней в свой номер на седьмом этаже. Не успели прилечь отдохнуть перед тренировкой, как услышали отрывистый стук, за которым последовал нарастающий шум. Мы вскочили с кроватей и бросились к двери, но она не открывалась. Шум стал таким громким, что мы не слышали друг друга. Не помню сколько по времени это продолжалось, но когда всё стихло мы оглянулись и увидели, что все стены номера, одна из которых лежала на моей кровати, разрушены. Навалившись на дверь (она была завалена снаружи камнями), выбрались из номера и побежали вниз, где встретили нашего тренера и остальных ребят — все были целы и невредимы. Армяне нам кричали: «Бегите в парк!». Парк находился через дорогу, и когда её перебегали, произошёл второй толчок. Земля, в буквальном смысле, уходила изпод ног, но мы успели добежать до цели. Огляделись по сторонам — все здания, за исключением нашего 12тиэтажного отеля, были разрушены. Мы шли по городу и с ужасом наблюдали, как местные жители закрывали белыми простынями видневшиеся изпод обломков человеческие тела. Жуткое зрелище! А на меня в этот самый момент вдруг напал истерический смех. Находившийся поблизости армянин подскочил ко мне и закричал: «Зачем ты, русский, смеёшься над нашим горем?!». К нему подошёл Валентин Алексеевич и объяснил, что «наша команда только что выбралась из отеля, а у парня просто шоковое состояние». Добравшись до ближайшего почтового отделения, дали срочные телеграммы родным и близким, что мы живы и здоровы! Тренер остановил проезжающий автобус, который следовал до Еревана, и мы доехали до аэропорта. Вылета не было. Но нам посчастливилось, что директором аэропорта была русская женщина и Валентин Алексеевич с ней договорился о возможности полететь на ИЛ-76 стоя. По сей день я вспоминаю эту ситуацию и благодарен тренеру за его решительность и ответственность, позволившие нам вернуться в родной город целыми и невредимыми».


Иван Скобёлкин:


«В Ленинакане намечалось первенство Азии по самбо, на которое мы ехали командой из десяти человек, включая медсестру. Но, так как обстановка в Армении была напряжённой, не было уверенности, что соревнования состоятся. Из Еревана, куда прилетели 6 декабря, в тот же вечер добрались автобусом до Ленинакана, и поселились в гостинице «Ширак». После утренней вылазки в город мы с Яшей поднялись к себе в номер и прилегли отдохнуть. Вдруг послышался шум — как будто танки по дороге едут. Мы так подумали, потому что в аэропорту Еревана уже стояли БТРы. Оказалось, это началось землетрясение. После первого толчка стены нашего номера частично вывалились прямо на кровать, и в соседний номер. Мы ломанулись к просевшей от толчка двери. При попытке её открыть сломали ручку, так что дверь пришлось приподнять, а потом навалиться, чтобы выбраться из номера. Оказавшись в коридоре, увидели упавшие с потолка глыбы бетона. Думаю, откройся дверь нашего номера сразу, мы вряд ли бы добежали до лестницы. Пройдя по заваленному коридору, спустились и вышли на улицу. В этот момент произошёл второй толчок… Ктото из местных кричал: «Все в парк!», и мы побежали через дорогу. Земля уходила изпод ног, казалось, будто ты стоишь на движущейся транспортерной ленте, но спрыгнуть некуда. За очень короткое время команда собралась, все живы и здоровы. Валентин Алексеевич решился забежать в гостиницу, чтобы забрать документы и вещи, ктото ещё пошёл с ним.


Из города, который всего за несколько минут превратился в руины, выходили пешком по автодороге. После нескольких часов ходьбы вышли на окраину, где (на наше счастье) остановили «Икарус» — он довёз нас до Еревана. Приехали к вечеру — уставшие и голодные, и сразу направились в аэропорт в надежде скорее отсюда улететь. В итоге получили добро вылететь рейсом на Москву уже этой ночью. Но вылетели только ближе к утру, так как сначала отправляли самолеты с ранеными. По прилёту в Москву ещё долго не оставляло чувство, что земля уходит изпод ног. Когда стояли в метро, звук приближающегося поезда чемто напомнил шум землетрясения, и Вова Кушин, стоявший к железнодорожному полотну спиной, вдруг заорал во всё горло. Это был шок.


В итоге вся команда благополучно добралась до Тюмени — Валентин Алексеевич никого не растерял и заботился о каждом из нас. Конечно, даже не будь землетрясения, никакого бы первенства Азии не состоялось — была бы просто товарищеская встреча. И всё это из-за почти военной обстановки в Армении. Помню, вечером в день приезда я прямо в холле гостиницы познакомился с курсантом Тюменской школы милиции, который сказал, что они приехали сюда для поддержания общественного порядка.


Кстати, в теленовостях о землетрясении сообщили только на следующий день, поэтому моя мама, получив срочную телеграмму из Ленинакана, ничего не поняла. А после сообщения о случившейся там трагедии попала в больницу, где по возвращении домой я с ней и встретился».


Александр Паньшин:


«В декабре 1988 года в составе команды нашего клуба «Юный геолог» я поехал на всесоюзный турнир по самбо в Ленинакан. Время было не очень спокойное, поэтому соревнования отменили, и решили провести товарищескую встречу с местной командой. Седьмого числа мы с Валентином Алексеевичем, отметив поздним утром командировку, пошли обратно в гостиницу. По пути решили зайти в спортивный магазин, но он оказался закрытым на учёт. Как выяснилось позднее, это спасло нам жизни. Через две минуты началось землетрясение. Несмотря на царящие вокруг хаос и панику, Валентин Алексеевич не растерялся. Добравшись до гостиницы, собрал всех спортсменов и вывел на открытое место. Город был в руинах, транспорт отсутствовал, поэтому решили выбираться пешком. Не могу сказать точно сколько времени мы шли, но за городом нам повезло: остановился автобус, на котором мы добрались до Еревана. Благодаря командировочным документам, мы смогли вылететь в Москву и далее в Тюмень. Больше суток все мы были как единая семья. Валентин Алексеевич стал нам вторым отцом».




Из досье «СР»


Валентин Алексеевич Кушин родился 15 сентября 1949 года в деревне Щучье Ярковского района. Окончил Омский институт физкультуры. Мастер спорта СССР, «Заслуженный тренер Российской Федерации клубов самбо». Заниматься борьбой начал в 1970м в спортклубе «Уралмаш» города Свердловска (ныне Екатеринбург). В 1976м выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Годом позже переехал в родную Тюмень, где тренировался в «Динамо» под руководством Николая Хохлова. Позже перешёл в спортклуб «Строймаш» под опеку тренера Владимира Бороздина, а с 1981 года сам начал тренировать команду борцов СК «Геолог».


С 1991 по 2001 год Валентин Кушин работал директором тюменского спортклуба «Атлет», с 2001 по 2018 год — старшим преподавателем кафедры физического воспитания ТГНГУ (ныне Тюменский индустриальный университет). В настоящее время – пенсионер, проживает в Тюмени. 


 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива авторов письма
Рубрики: Обратная связь

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)