Гребцы второй СДЮСШОР вступили в эксперимент с «фальстарта»

Вести о победном выступлении юных тюменских спортсменов в различных представительных соревнованиях по...

Шаги к мечте, которая обязательно сбудется

Активное развитие шахмат в Ишиме началось семь лет назад. Нельзя сказать, что до этого они не вызывали...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Непобедимый

«Нет ничего яркого в физическом складе чемпиона, но специалисту легко обнаружить, что он является лучшей борцовской машиной, когда‑либо двигавшейся на ковре… Когда он «работает», то забывает абсолютно обо всём. Никогда не улыбается, никогда не хмурится, никогда не играет для галёрки. Пока идёт борьба, он весь уходит в работу и придерживается этого, пока не победит». Так писала в 1915 году одна из американских газет о выдающемся российском борце, многократном чемпионе мира Александре Аберге.

Жарким августом 1881 года в семье эстонского столяра Яана Аберга, где уже воспитывались трое детей, родился второй сын, которого назвали Александром. Мальчик рос крепким и здоровым, и мечтал стать таким же сильным, как его отец. А Яан, действительно, был крепким мужчиной. Но силой своей он никогда не хвастался — «проявлял её по необходимости, поднимая огромные брёвна, вытаскивая застрявшую в грязи повозку или расчищая место для огорода от больших камней». От отца же Алекс, как звали его родные, унаследовал и спокойный характер. И, конечно же — исключительное трудолюбие, без которого он никогда не стал бы непобедимым борцом. А в историю мирового спорта Александр Аберг вошёл как борец, не потерпевший за 18 лет своих выступлений в соревнованиях ни единого поражения.

В двенадцатилетнем возрасте Алекс начал самостоятельно заниматься силовыми упражнениями, а двумя годами позже, без разрешения отца, вступил в таллинский «Клуб атлетов-любителей», руководил которым Адольф Андрушкевич (первый тренер знаменитого Георга Гаккеншмидта и сильнейшей женщины России Марины Лурс). Переоборудованный из каменного амбара спортивный зал Андрушкевич содержал на деньги, которые получал, работая обычным служащим в канцелярии. Там имелись гири, штанги, кольца и трапеция, а на полу был расстелен толстый борцовский ковёр. Стены зала украшали плакаты и фотографии борцов, среди которых почётное место занимал портрет «отца русской атлетки» доктора Краевского. Приход 14‑летнего гимназиста в клуб прошёл незаметно. Но на первых же борцовских тренировках он удивил всех своей координацией, лёгкостью усвоения приёмов, а ещё тем, что великий русский физиолог Сеченов называл «тёмным мышечным чувством». Алекс «чувствовал» соперника, по малейшим движениям предугадывал его замыслы, и соответствующим образом реагировал.

Узнав от сына о его спортивном увлечении, родители не стали препятствовать занятиям в клубе, но постоянно внушали ему, что он должен хорошо учиться. И Алекс старался. Из преподаваемых в гимназии предметов ему особенно нравились математика и география. Легко давались Абергу иностранные языки. Ещё до приез­да в Таллин он свободно говорил по‑немецки. Впоследствии, постоянно встречаясь в чемпионатах с иностранными борцами, много разъезжая по разным странам, он, в той или иной степени, овладел двенадцатью языками. Когда же (из‑за чрезмерного увлечения спортом) Алекс стал хуже учиться, отец категорически запретил ему посещать клуб. И тут Абергу помог его бывший одноклубник Георг Лурих (рассказ о нём опубликован в предыдущем номере нашего журнала — ред.), ставший к тому времени профессиональным борцом.

Лурих был на пять лет старше Аберга, но это не мешало их искренним дружеским отношениям. Узнав от Алекса о запрете, он пришёл к его родителям. Веселый, остроумный молодой человек, убедительно «пиаривший» полезность атлетизма, им понравился. И родительское «добро» на продолжение тренировок было получено, но с условием: их сын наляжет на учёбу. Своего ходатая Алекс не подвёл — гимназию окончил успешно. Но на продолжение образования «семейный совет» ориентировать его не стал, посоветовав сперва получить специальность, дабы обеспечить себе на будущее гарантированный кусок хлеба. И парень подался на машиностроительный завод, довольно скоро став неплохим токарем. Однако, совмещать работу с серьёзным занятием спортом становится всё сложнее. В 1900‑ом Аберг выигрывает чемпионат Эстляндии по французской борьбе. А годом позже занимает второе место на проходившем в Петербурге Всероссийском любительском чемпионате, после чего (по совету Луриха) решает профессионально заняться борьбой.

Георг Лурих сыграл неоценимую роль в дальнейшей судьбе Алекса, став ему не только старшим товарищем, но и личным тренером. Однако, не надо думать, что он создал из Аберга борца, сделав из сырого материала свою копию. «Лурих уже встретил молодого мастера со своеобразной манерой борьбы, самобытным талантом, — цитрую писателя-публициста А. Суханова, — требовалась большая шлифовка, но алмаз уже начинал сиять… Он не навязывал своей манеры борьбы Абергу, не добивался какого‑то «классического» стандартного выполнения приёмов. Он умело совершенствовал то, что шло у Аберга, и передавал то, что соответствовало его стилю и манере борьбы».

Мастерство молодого атлета растёт от турнира к турниру, и он становится грозным соперником для борцов мирового класса. В 1903 году вместе с Лурихом Аберг едет в турне по Европе, в ходе которого не терпит ни одного поражения. В Германии он побеждает известного чемпиона этой страны Михаила Гитцлера. В 1904 году в Хельсинки участвует в чемпионате Финляндии. В этом турнире побеждает Лурих. Аберг, сведший встречу со своим наставником вничью, занимает второе место. В том же году они встречались ещё дважды. Первая встреча завершилась вничью, а во второй Аберг одержал над своим тренером и другом первую победу. В Лондоне чемпион мира Иесен Педерсен обещал 50 фунтов стерлингов в награду каждому, кто выстоит в 15‑минутной схватке с ним. Аберг легко заработал обещанные деньги. На повторную встречу честолюбивая знаменитость отводит «загадочному русскому» уже 30минут, суля награду в 75 фунтов. И снова ничья. Отказавшись от продолжения борцовской «дуэли», Педерсен даёт очень высокую оценку своему сопернику.

В 1905 году в петербургском саду «Фарс» проходят международные соревнования. Аберг выходит в финал вместе с Поддубным. Эта их первая встреча завершается вничью, и молодой «профи» занимает второе место (в 1913‑ом они встречались еще четырежды, и каждая из этих встреч также заканчивалась «боевой ничьей»). В 1909 году в Гамбурге Александр Аберг становится чемпионом мира (там же ему был присвоен титул лучшего борца всех времён). К тому времени в его активе были победы над такими известными атлетами как Владислав Пытлясинский, Сергей Елисеев, немец Генрих Вебер, француз Лоран Боккеруа, чех Густав Фриштенский… В 1908‑ом в Петербурге Аберг встречается с гигантом-турком Али Хассаном (рост 208см, вес 160кг), и уже через 17минут кладёт его на лопатки. В 1910 году принимает вызов от знаменитого Ивана Заикина. Борьба между ними проходила в московском цирке «Труцци» и длилась безрезультатно целый час. В 1911‑ом в Вене Александр Аберг вновь становится чемпионом мира, на 67‑й минуте финальной схватки припечатывая к ковру бельгийца Омера де Бульона.

Иногда Аберг выступает с атлетическими номерами: лёжа на спине, выжимает ногами 36 раз шестипудовую штангу. Лёжа, поднимает на прямых руках через голову на грудь штангу весом 150кг, после чего выжимает её. Толкает правой рукой вес 108кг, а 50кг 25 раз. Газета «Новое время» в 1911 году писала: «Работа Аберга как атлета отличается изумительной чистотой и разнообразием. Демонстрировал он свою силу и на живых объектах — некто из публики и арбитр Квятковский изобразили собою гигантские шаги на вытянутой руке Аберга, после чего они благополучно были сброшены носом вниз».

«И тем не менее поднятие тяжестей оставалось у Аберга на втором плане, — вновь цитирую А. Суханова. — Борьба и только борьба была единственной страстью Алекса на протяжении всей его жизни. Все остальное — гири, бег, гимнастика — было подчинено основной цели: достижению успехов в борьбе. Но и в венке из роз есть шипы. Постоянные переезды, необходимость вести аскетический образ жизни, чтобы быть всегда в форме, травмы, иногда недоверие публики, тоска по родным местам — всё это заставляло порой задумываться Аберга: а не оставить ли борьбу?

В период увлечения авиацией, когда Иван Заикин сменил борцовский ковёр на самолёт, Алекс тоже решил покинуть профессиональную арену и стать авиатором. Одесский журнал «Дивертисмент» писал в 1910 году: «Газеты передают, что борец Аберг, видимо неудовольствовавшись званием чемпиона мира, полученным им на последнем московском чемпионате борьбы, решил сделаться авиатором». Аберг выехал в Берлин, где одна из фирм хотела продать ему самолёт. По договору, фирма обязана была в присутствии покупателя провести испытательный полёт. На глазах у Аберга самолёт, сделав несколько кругов, внезапно упал. Погиб и отважный пилот, который несколько минут тому назад весело разговаривал с Абергом. Владельцы фирмы пытались через суд заставить Аберга заплатить за самолёт. Суд признал притязания корыстолюбивых коммерсантов необоснованными и решил дело в пользу Аберга. Всё это Алекс счёл за предзнаменование судьбы и, вернувшись на ковёр, вновь стал бороться, демонстрируя своё великолепное мастерство в схватках с сильнейшими борцами мира.

Возможно, в связи с этим эпизодом появилась почтовая открытка, на которой был изображён самолёт и портрет Аберга. Надо сказать, что популярность Аберга была так велика, что было выпущено свыше 40 вариантов почтовых открыток с его изображением. Помещали его портрет и на обёртках шоколада».

К 1913 году в Европе не осталось почти ни одного выдающегося борца, с которым не встречался бы Аберг. И он решил отправиться за океан, чтобы померяться силой с американскими корифеями ковра. Еще весной петербургская газета «Вестник спорта» сообщала: «Чемпион мира Аберг получил блестящий ангажемент в Америку, на матчи вольно-американской борьбы с гарантией за два года 100000 долларов, куда и уезжает в августе сего года. Аберг в настоящее время единственный в мире борец, который не имел в течение последних шести лет ни одного поражения, участвуя в чемпионатах во всех городах Европы, и со времени ухода со сцены Поддубного не имеет в мире соперников, а поэтому встреча с американцами представляет, несомненно, громадный спортивный интерес».

То, что демонстрирует «новичок» на заокеанских рингах, приводит тамошних любителей борьбы в восторг. «Аберг оставляет глубокое впечатление как законченный артист и мастер всех приёмов, применяемых в состязании, лучший, чем любой из его предшественников. Он более могучий, чем Гаккеншмидт, и хитрее Луриха, более проницательный мыслитель, чем любой из борцов во время состязаний, двигается так легко, что напоминает хорошо смазанную машину», — резюмирует 17 января 1914 года «Санди Америкен спортинг ньюс», сообщив о завершившемся в Бостоне турнире тяжеловесов, победитель которого, а им стал Аберг, должен был встретиться с титулованным Фрэнком Гочем. Однако тот, сделав свой бизнес, поспешил распрощаться со спортом, и не рискнул выйти на ковёр. Чуть позже, победив всех «королей ковра», выступавших в то время в США, Аберг предлагал Гочу 100000 долларов в случае, если тот победит, и 20000 долларов если проиграет. Но Фрэнк так и не принял вызова Алекса.

В мае 1915‑го в Манхеттенском оперном театре Нью-Йорка был организован международный чемпионат по французской борьбе, который продолжался 33 дня! Вот фрагмент газетного отчёта о его итогах: «В последний вечер чемпионата боролись две пары. Чемпион России Лурих в 35минут 10 секунд победил итальянца Парделло. После победы Луриху была вручена медаль, присужденная ему как одному из лучших борцов чемпионата. После борьбы этой пары публике были представлены претенденты на приз в 10000 долларов и звание чемпиона мира поляк Збышко и Александр Аберг…

Борьба, продолжавшаяся 3 часа 35минут, не дала результата, и трудно сказать, кто из них победит, если они когдалибо снова встретятся на ковре. В этом чемпионате Аберг имеет 20 побед, одну ничью и ни одного поражения, а Збышко 16 побед, 2 ничьи и также ни одного поражения». Решением судейской коллегии, за большее число побед звание чемпиона мира (с вручением первого приза) было присуждено Александру Абергу.

В том же году в Нью-Йорке вновь был организован представительный чемпионат по французской борьбе, который длился уже три месяца! Его финалистами стали Александр Аберг и Эд Левис. Вот как описывает последние минуты этой захватывающей схватки А. Суханов: «Левису удалось перевести Аберга в партер, и казалось, ещё мгновение — и Аберг, касающийся одним плечом ковра, будет положен на лопатки. Однако он сломал захват Левиса и ушёл в стойку. И тут Аберг перешёл в резкую атаку. Несколько раз он бросал Левиса на ковёр, не давая ему прийти в себя, затем выхватил «обратным поясом» из партера. Резким броском, с огромной силой Аберг буквально вбил плечи «Душителя» в ковёр. Удар о ковёр настолько ошеломил американского чемпиона, что Алексу легко было прижать его к ковру и продержать положенные три секунды. Судья Ботнер объявил Аберга победителем, а Левис был вынесен с эстрады, и прошло несколько минут, прежде чем он пришёл в себя. Так окончилась схватка Алекса Аберга с лучшим борцом Америки того времени». На этом «марафонском» турнире Аберг оказался единственным борцом, не проигравшим ни одной схватки. Кстати, спустя несолько дней, Алекс, удовлетворив желание Левиса, встретился с ним в повторном матче и вновь положил на лопатки.

Жаждал реванша и некогда «пострадавший» от нашего борца Владек Збышко. Этот, победный для Аберга, поединок длился чуть более часа. Как сообщалось в отечественном журнале «К спорту», «В Америке состоялся крайне интересный матч на звание чемпиона мира по французской борьбе. Матч этот, в котором схватились русский борец Александр Аберг со знаменитым польским борцом Владиславом Збышко, привлёк около 10тысяч зрителей». Завершая рассказ об «американском периоде» борцовской карьеры Аберга, замечу, что он был единственным европейским чемпионом, не потерпевшим в схватках с американскими «королями ковра» ни одного поражения.

…Аберг и Лурих, защищая за рубежом спортивную честь России, всё больше тосковали по родине. И в 1917 году с большими злоключениями они возвращаются домой. Возвращаются, надо сказать, в довольно трудное для профессиональных борцов время. В конце 1919‑го друзья попадают в Армавир, рассчитывая найти здесь сравнительно лучшие условия, чем во многих других бедствующих губерниях. Приехав в город, они заражаются тифом, и оба попадают в больницу, переполненную тифозными больными. 22 января 1920 года умирает Георг Лурих. Аберг же свою первую схватку со смертью выигрывает, но «закрепить победу» не пытается.

Чтобы заглушить щемящую боль от потери тренера и близкого друга, он, несмотря на протесты жены (в Армавире Аберг женился на Эмме Луузенберг), выходит на тренировку. Послеразминочная пробежка в холодный и ветреный февральский день «выходит боком» — ночью у Аберга появляется сильный жар. В больнице ему ставят диагноз: крупозное воспаление легких. Подорванный перенесенным сыпным тифом, организм борца второго грозного заболевания не выдерживает. 15 февраля Александр Аберг ушёл из жизни. Похоронили его рядом с Лурихом.

 

 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: открытые источники
Рубрики: Богатырский пьедестал

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)