Юбилей тюменского айкидо отметили «всем миром» на татами

Прошедший в начале мая в Тюмени фестиваль айкидо стал самым представительным за всю многолетнюю историю...

«Снежный Барс» с улицы Челюскинцев

Зная, что титул «Снежного Барса» давался в советское время лишь альпинистам, покорившим все расположенные...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Женский Фишер

1973 год. В Белграде проходит традиционный товарищеский матч двух самых шахматных на тот момент стран мира: СССР и Югославии. В составе команды Советского Союза — 12‑летняя грузинская девочка Майя Чибурданидзе. Ей противостоит опытный международный мастер В. Калхбреннер.


Итог обескураживает: девочка побеждает во всех четырёх партиях! Но ещё больше поражает стиль побед: в первой партии Майя спокойно и методично переигрывает соперницу в позиционной игре, во второй — эффектно атакует неприятельского короля, в третьей — тонко проводит эндшпиль, и, наконец, в четвертной — блестяще комбинирует. Именно тогда один из лидеров тогдашних югославских шахмат гроссмейстер Бора Ивков назвал Майю «женским Фишером».

Чудо-девочка родилась в Кутаиси. Дома шахматным успехам Майи не удивлялись, считая их чем‑то само собой разумеющимися. В три года она научилась читать, в пять лет легко производила математические действия с трёхзначными числами. В семье Григория Чибурданидзе все дети играли в шахматы. Старшие учили младших, а затем «неблагодарные» младшие побеждали старших. Так, Майя, которую научил играть старший брат Реваз, вскоре стала обыгрывать сестру Ламару, студентку второго курса политехнического института. «Через год, — рассказывала Чибурданидзе, — я стала обыгрывать Реваза, который был на 10 лет старше, и меня решили отдать в шахматный кружок. Мне было восемь лет, когда начала играть».

Все свободные часы девочка проводит в кутаисском Дворце пионеров, и в десять лет становится чемпионкой Грузии среди школьников. В тринадцать (на следующий год после успеха в матче с югославами) Майя дебютирует в женском международном турнире в Брашове. Эти соревнования она выиграла, выполнив норматив международного мастера. В пятнадцать лет Чибурданидзе становится чемпионкой СССР среди девушек, а в шестнадцать выигрывает женский чемпионат страны и становится претенденткой на первенство мира. Такого в истории шахмат еще не было!

В 1978 году в причерноморской Пицунде состоялся матч Гаприндашвили — Чибурданидзе. Он игрался на большинство из 16 партий. В ту пору Нона Гаприндашвили казалась непобедимой — пятнадцать лет владея мировой шахматной короной, она громила своих конкуренток направо и налево. Тем не менее, Майя захватила лидерство уже на старте и сохранила его до конца, одержав победу со счётом 8,5:6,5. Новой чемпионке мира было всего 17 лет.


Следуя примеру своей предшественницы на шахматном престоле, Майя стала часто выступать в мужских турнирах. По тем временам, победа женщин в таких соревнованиях была редкостью. Но уже осенью 1979 года на традиционном международном турнире «Коста Каталана» в Барселоне Майя поделила 1‑3 места с гроссмейстером Э. Гуфельдом и международным мастером С. Татаи.

Майя Чибурданидзе отстояла звание сильнейшей шахматистки мира в четырёх последующих матчах: с Наной Александрией (1981), Ириной Левитиной (1984), Еленой Ахмыловской (1986) и Наной Иоселиани (1989). За эти годы она добилась ряда успехов и в нескольких международных мужских турнирах: Нью-Дели (1984) — 1 место, Баня-Лука (1985) — 1 место, Бильбао (1987) — 3‑4 места, Брюссель (1987) — 2 место. В 1984 году ей было присвоено звание мужского гроссмейстера.

Что может чувствовать 17‑летняя девушка, выигравшая титул чемпионки мира по женским шахматам? «Да ничего особенного, — отвечает Майя спустя много лет. — Наоборот, это большая ответственность и долг. Потом, через несколько месяцев, была всемирная Олимпиада, и я стала лидером советской команды. Это была первая моя Олимпиада. А всего я играла в четырнадцати всемирных олимпиадах. Практически двадцать восемь лет была лидером то советской, то грузинской команды. Это много, конечно». Чибурданидзе — единственная в истории девятикратная победительница шахматных Олимпиад. Этого успеха она добилась, выступая в 1978, 1980, 1982, 1984 и 1986 годах за сборную СССР, и в 1992, 1994, 1996 и 2008 годах за сборную Грузии.

Франц Кафка сказал: «Я не „интересуюсь“ литературой, я состою из литературы». Майя Чибурданидзе состояла из шахмат. По мнению многих специалистов, она обладала удивительной способностью подмечать малейшую дисгармонию в расположении фигур противника и внешне неброскими способами использовать чужие огрехи. В расцвете своей карьеры она выиграла множество, на первый взгляд, кажущихся абсолютно равными, позиций. Только в 1991 году в решающем поединке за мировую шахматную корону, её сумела одолеть китаянка Се Цзюнь. Матч на первенство мира Чибурданидзе — Се Цзюнь, проходивший в Маниле, также закончился сенсационно: китаянка победила — 8,5:6,5.

Все специалисты были уверены, что победит Майя. «И я тоже, — честно призналась позже Чибурданидзе, — это меня и подвело. Я повела в счёте, но неожиданно столкнулась с ожесточенным сопротивлением соперницы и расклеилась. К тому же климат Филиппин, где проходил матч, был для меня совершенно невыносим». Объясняя причины своего поражения, она добавила: «В Китае по всей стране отбираются талантливые дети уже с пяти лет. Есть сильнейший шахматный интернат в Пекине, разработана целая тренировочная система. Такая фабрика талантов. Дети живут там, обучаются шахматам и одновременно получают общее образование. В общем, созданы все условия для того, чтобы они достигали больших успехов. В то же время в 90‑е годы в Грузии было не до шахмат, и мы сдали свои позиции».

Спустя многие годы, отвечая на вопрос, как ей удалось столь долго удерживаться на вершине мировых шахмат, и почему она всё же покинула шахматный Олимп, Чибурданидзе сказала: «Мне, видимо, всё же хватало таланта. Потому что я особенной трудоспособностью и трудолюбием не отличаюсь. Но сейчас наступили такие времена, что одного таланта точно мало. С тех пор как компьютер ворвался в шахматную жизнь, всех научил играть в шахматы, нужно постоянно быть в курсе последних событий, партий, новинок. То есть, постоянно следить за шахматами, работать над собой. А этого уже не очень хочется…».

Увы, такова природа любого настоящего успеха: после того, как вершина достигнута, очень трудно найти дополнительную мотивацию для того, чтобы повторить то, что уже однажды совершил на пределе своих физических и интеллектуальных возможностей. Когда все титулы и звания, существующие в вашем виде спорта, уже выиграны, неимоверно тяжело заставить себя работать, как раньше. Каждая серьёзная турнирная партия — это большое напряжение, требующее сохранения полной концентрации на протяжении 4‑5 часов, часто — цейтнотный стресс. К каждой партии и к каждому турниру профессионал старается провести серьёзную дебютную подготовку, требующую времени и энергетических затрат. А ведь уже к 17 годам Чибурданидзе сыграла около 500 серьёзных партий. Не удивительно, что рано или поздно наступает «усталость металла». Майя рассказывала, что перед одной из олимпиад начала двухтысячных она полгода не садилась за доску, и только непосредственно за десять дней перед турниром «подвигала фигуры» с тренером, тем и ограничившись. Иными словами, с возрастом неизбежно меняются приоритеты. Сейчас, по признанию Майи, она играет в шахматы, главным образом, потому, что её привлекает простое человеческое общение.

Кстати, о приоритетах. Публичные люди редко рассказывают о своём внутреннем мире, в частности, религиозных убеждениях. Майя Чибурданидзе не скрывает своих убеждений. Она — искренне верующий человек. В 2004 году вместе со своим духовником архимандритом Рафаилом она приезжала в Россию, чтобы поклониться многим святым местам Урала, связанным со святыми Царственными Страстотерпцами и святым праведным Симеоном Верхотурским. В завершении своего пребывания они посетили правящего архиерея Екатеринбургской епархии Владыку Викентия, чтобы поблагодарить за гостеприимный приём. Майя рассказывала, что она и её семья изначально воспитывались в атеистическом духе. Но в 19 лет трагически погиб тот самый любимый брат Реваз, научивший Майю играть в шахматы. И как‑то постепенно, через это, семья пришла к вере. Майя говорит, что брат навещал их с мамой во сне…

Чибурданидзе окончила Тбилисский медицинский институт по специальности «кардиология», но работать по профессии ей не довелось — все силы и время были отданы спорту. Высокий статус чемпионки мира делал её в советские времена видной общественной фигурой. Майя Чибурданидзе была награждена несколькими орденами, была делегатом всех комсомольских и профсоюзных съездов, членом ЦК ВЛКСМ, а позже — депутатом Верховного Совета Грузии двух созывов.

Своей семьи она так и не завела, говорит, что шахматы просто не оставили на это времени. Но у неё несколько сестёр и семеро племянников, так что скучать ей не приходится. Живёт Майя за городом, в 12‑ти километрах от Тбилиси, высоко в горах. «Это совсем другой мир, — рассказывает она. — Там у меня свой сад, цветы, фруктовые деревья, виноград, собаки, кошки, всё есть». Сейчас она прекратила профессиональные выступления и всерьёз считает, что шахматы остались в её жизни лишь как хобби. Но шахматисты всегда помнят и с глубоким уважением относятся к 6‑й чемпионке мира, великой спортсменке и достойнейшему человеку.

 

Текст: Андрей Ободчук. Иллюстрация: Игорь Кулак
Рубрики: Шахматы, Королевская галерея

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)