Гребцы второй СДЮСШОР вступили в эксперимент с «фальстарта»

Вести о победном выступлении юных тюменских спортсменов в различных представительных соревнованиях по...

Шаги к мечте, которая обязательно сбудется

Активное развитие шахмат в Ишиме началось семь лет назад. Нельзя сказать, что до этого они не вызывали...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Сага об «украденном золоте»

В 1976 году тюменский «классик» Владимир Чебоксаров первым из спортсменов нашей, тогда ещё ну, очень большой, области проторил дорогу на олимпийский подиум – стал в канадском Монреале серебряным призёром. С тех пор в этом виде борьбы, которая теперь называется греко-римской, нашим атлетам пробиться в олимпийскую сборную страны не удавалось. И вот, тридцать шесть лет спустя, «серебряный» успех сегодняшнего президента областной федерации греко-римской борьбы повторил Рустам Тотров. В финале ему противостоял иранец Гасем Резаи. Абсолютно согласен с информацией в интернете, что иранец не был сильнее нашего борца, но за счёт судейских ошибок и мелких хитростей взял «золото». Как тут не вспомнить историю, рассказанную мне когда-то Владимиром Чебоксаровым.


О подоплёке судьбоносной для него схватки серебряный медалист Монреальских Игр долгое время умалчивал. Возможно, со стойкостью Мальчиша-Кибальчиша хранил бы Чебоксаров свою «военную тайну» и по сей день, не задень я его однажды за живое. Тот наш разговор состоялся, по-моему, после первого, проходившего в Тюмени, Всероссийского турнира на его призы. Собирая материал для очередной газетной зарисовки о своём титулованном товарище, взялся тогда расспрашивать его о победном дебюте на чемпионате мира-77 в Швеции, на котором из семи отечественных чемпионов Монреаля звание сильнейшего на планете подтвердили лишь двое: Алексей Шумаков из Красноярска и москвич Николай Балбошин.

— Это был первый в моей жизни мировой чемпионат, — начал свой рассказ Чебоксаров, — в нашей весовой категории особенно активен был румын Драйка, выигравший в олимпийском году молодёжное первенство мира. С ним и пришлось биться в финале…

Помню, прервал тогда детальные воспоминания Владимира явно неожиданным для него вопросом:

— А тот, кто отнял у тебя олимпийское «золото», на чемпионате выступал?

— Да. Югослав Мамир Петкович дошёл до полуфинала, где я у него и выиграл.

— А что помешало одолеть его на олимпийском ковре?

Похоже, мой подшкурный вопрос попал в «десятку». И после, видимо, мучительной для него паузы, мой собеседник «раскололся».

— В нашей весовой категории, до 82 кг, боролись, если не ошибаюсь, 24 человека. Свою первую схватку на олимпийском ковре я провёл с японским борцом. Завершил её очень быстро — буквально за одну минуту. Помню, после этого поединка меня тут же протестировали на допинг. Вторую встречу проводил со своим сверстником из Финляндии по фамилии Манни. Мы не раз соперничали на международных соревнованиях, и хорошо знали повадки друг друга. Так что боролся с ним, как говорится, в открытую, и выиграл по баллам. Ну, а третьим моим соперником стал югослав Мамир Петкович. До этого я с ним встречался на ковре лишь однажды — в 74-м, на турнире в Румынии — и положил его на лопатки.

В соответствии с тренерской установкой, схватку с Петковичем сразу же повёл в атакующем стиле. Ведь после его сомнительной победы над очень сильным румыном Янаки стало очевидным, что судейская бригада будет работать на моего соперника. Я наблюдал за той встречей. Судьи вполне откровенно подыгрывали югославу, давая Янаки одно предупреждение за другим. И после третьего, согласно правилам, сняли с соревнования. Ей богу, больно было видеть, как этот здоровый волевой мужик, упав после схватки на колени, истерично колошматил кулаками ковёр и натурально рыдал.

В том, что Петковича явно тянут на «золото», убедился очень скоро. Судьи постоянно сдерживали меня на ковре, стараясь сбить с темпа, вывести из равновесия. Но я продолжал беспрерывно атаковать… И всё же, мягко говоря, пожелание президента международной федерации борьбы Милана Эрцегана, соотечественника Петковича, они исполнили: доведя к удару гонга счёт до равного, объявили югослава победителем. Ухожу с ковра обиженный на весь белый свет и судейскую несправедливость. И вдруг натыкаюсь на Чабу Хегедюша, чемпиона предыдущей, Мюнхенской, олимпиады. Дружески похлопав меня по плечу, он изрёк на ломаном русском: «Ты станешь чемпионом мира». И я им действительно стал — в 77-м в Гётеборге. И сам король Швеции Карл ХVI Густав вешал мне на шею золотую медаль, вручал чемпионские Кубок и пояс. С тех пор мы с Чабой подружились. И дружим до сих пор.

Что же касается Петковича, то «монреальские заморочки» не осложнили наших с ним отношений — мы были и остаёмся добрыми друзьями. Правда, видимся с ним очень редко. Дело в том, что вскоре после Олимпиады-76 Мамир перебрался в Америку, где и живёт до сих пор.

PS:

С Петковичем довелось познакомиться в январе 2010 года в Тюмени, впервые принимавшей международный турнир «Гран-при Ивана Поддубного», куда Мамир приехал в качестве тренера американской команды. На дружеском банкете нас представил друг другу Чебоксаров. Югославский американец произвёл на меня приятное впечатление, так что соблазн побередить монреальское прошлое отпал сам собой.

 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: Киностадия «Первый ряд»
Рубрики: Борьба (классика)

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)