Леонид Сауков: «Наш выбор — «играющий» тренер с горящими глазами»

Во вторую субботу ноября в тюменском спорткомплексе «Здоровье» стартовали чемпионат области по волейболу...

Юрий Свяцкевич: «С биатлоном у нас всё в порядке»

В наступившем сезоне мирового биатлона, что приятно, в лидерах национальной сборной представители нашей...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Егор Силин: «Я рад, что гонялся за «Катюшу»

С воспитанником ишимской школы велоспорта Егором Силиным мы встретились 4 ноября за несколько часов до события, ради которого он прервал отдых на своей малой родине. Как раз в этот праздничный день – День народного единства – губернатор области Владимир Якушев должен был вручить в Тюменской филармонии медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени бронзовому призёру Пекинской Олимпиады Александру Колобневу. Поддержать своего старшего товарища, также представлявшего в известной команде «Катюша» наш регион, Егор и приехал. Беседу начали с главного...


— Егор, в Интернете сообщалось, что ты ушёл из «Катюши» в «Астану», и причина тому — конфликт твоего итальянского менеджера с президентом клуба…

— Пока ещё не ушёл — в «Катюше» я до первого января. Это очень хорошая команда, и я рад, что гонялся за неё. Теперь относительно моего перехода. Конфликт тут не при чём. В другую команду я ухожу в надежде открыть для себя что-то новое. Для меня это будет вроде нового приключения.

— И оно, если верить Интернету, ознаменуется меньшей, чем в «Катюше», зарплатой?

— Как это меньшей?! «Астана» давно хотела заполучить меня, так что за ценой не постояла.

— Не страшно уходить в команду совершенно тебе неведомую, где ни друзей, ни знакомых?

— В «Астане» гоняется Евгений Петров, выступавший до недавних пор за «Катюшу» (он, кстати, сейчас у своих родителей в Омске гостит). А её учредитель Александр Винокуров, известный и авторитетный гонщик — почти мой земляк (улыбается): он из Петропавловска, это в 150 км от Ишима. «Астана» — достойная команда, базируется она, по-моему, во Франции.

— Поедешь жить туда?

— Я буду жить в Испании. Просто поменяю экипировку, велосипед и два года (на такой срок заключён контракт) буду выступать в другой компании.

— Не жаль будет расставаться с велосипедом за 6000 евро?

— Если информаторы Глобальной Сети полагают, что велосипед, с которым я скоро расстанусь, дороже некуда, то они ошибаются — у «Астаны» есть для меня велосипед стоимостью 18 000 евро (смеётся).

— Кстати, информацию о твоём намерении поменять Италию на Испанию, где ты, якобы, присматриваешь дом для покупки, я выловил из той же Сети.

— Странная информация. Я уже год как живу в Испании. А о покупке там дома даже не заикался. Между прочим, решение перебраться в соседнюю страну пришло спонтанно. Был с командой на сборах в Кальпе (это на берегу Средиземного моря), где жили некоторые наши гонщики. Мне там понравилось, и я подумал: а почему бы не попробовать сюда переехать? Быстренько нашёл квартиру. Оставив там чемоданы, прилетел в Италию, снарядил свой «Опель Астру», и поехал в испанскую Дению.

— Съёмная квартира дорого обходится?

— Я бы не сказал — 600 евро в месяц. Но она того стоит: 110 квадратов, два балкона, вид на море… Можно было, наверное, подыскать квартиру и поменьше, но я остановился на первой попавшейся (смеётся). Мы начали снимать её с моим другом из Молдовы, который в этом году тоже выступал за «Катюшу». Нынче он решил съехать, так как постоянно живёт в Швейцарии. Так что теперь я остался в апартаментах один.

— Тренируешься самостоятельно?

— Да. Есть тренерский план, и я его выполняю. Отец мне помогает советами (мы с ним через «электронку» общаемся). С кем тренируюсь? Когда один, когда в компании — с Колобневым, Трофимовым, Воргановым, иногда Гусев присоединяется. Всё зависит от настроения. И от характера запланированной тренировки: у кого-то она сегодня восстановительная — двухчасовая, а у кого-то — рабочая, рассчитанная на шесть часов.

Распорядок? Встаю в восемь утра. После непродолжительной зарядки — завтрак. Чаще готовлю сам. Иногда завтракаю в кафе — поджаристый бутерброд с маслом-джемом и кофе. Перед тяжёлой тренировкой (пять-шесть часов непрерывной работы) готовлю мюсли (хлопья), отвариваю два яйца, ем те же сухари с джемом, пью чай или кофе. После такой тренировки обед исключается, потому как через полтора-два часа надо уже ужинать — могу только легко перекусить: выпить протеин, фрукты поесть. А к ужину беру в магазине какой-нибудь салат и кусок свежего мяса, которое поджариваю на сковороде.

Во время гонок питание, конечно, другое — перехожу, в основном, на слегка недоваренные макароны из муки твёрдых сортов. Во время Тур де Франс, например, повар нашей команды ежедневно кормил нас (за три часа до старта) макаронами с омлетом. На ужин снова макароны либо рис, а к ним мясо или рыба, плюс салат.

— Говорят, у тебя есть шанс попасть на Лондонскую Олимпиаду.

— Возможно — в групповой гонке. Но для этого надо проявить себя в многодневке «Тур де Франс», которая пройдёт незадолго до Олимпиады. В этом году я впервые участвовал в этой, самой легендарной в мире, гонке, и провёл её, считаю, неплохо, уходя в рискованные отрывы на самых тяжёлых этапах. Стартовали мы на севере Франции, где преобладали боковые ветра, и на первом же этапе — за километр двести метров до финиша — я ушёл в отрыв. Но преследователи из основной группы меня догнали. В итоге я финишировал двадцатым. Если бы не атаковал, был бы ближе. Но не мог удержаться от соблазна выделиться. Я же понимал, что за ходом гонки наблюдают миллионы телезрителей по всему миру, и мне захотелось, чтобы они увидели, как молодой дебютант престижнейшей гонки дерзнул атаковать на первом же её этапе.

Большая часть маршрута проходила вдоль океана — узкие равнинные дороги, непростые повороты… Многие гонщики, в том числе и фавориты, не избежали падений. Я тоже упал — на седьмом этапе, но, слава богу, обошлось без переломов. По окончании «многодневки», как и каждому, доехавшему до финиша, мне вручили вот это (Егор протянул оригинальную памятную медаль, тяжёлую, как сама эта 21-дневная гонка).

— Знаю, в одной из велогонок ты финишировал последним и… получил награду.

— Было такое (улыбается). Эта гонка, одна из первых в моей профессиональной карьере, проходила на итальянском острове Сардиния. Всю предстартовую неделю не тренировался — плохо себя чувствовал. Но ничего не поделаешь — заявки сделаны, и пришлось выступать. Трасса протяжённостью около 180 км была довольно трудной, и многие сошли. В какой-то момент я тоже чуть было не поддался слабости. Но собрался, перетерпел, и доехал до финиша. А у этой гонки такая традиция: участнику, пришедшему на финиш последним, вручается корзина с разными сырами, мёдом, вином… Распаковал я в командном автобусе свой приз и, по доброй российской привычке, стал предлагать ребятам: угощайтесь, мол… Те на меня, как на инопланетянина уставились: ты, дескать, чего выдумываешь — это же тебе вручили…

— Но за два года выступлений в профессиональном спорте тебе не раз удавалось пробиваться и на призовой подиум. Первое такое восхождение помнишь?

— В 2010-ом я выступал в «Дельфинато». Это хорошая гонка, проходящая перед «Тур де Франс». Так что в ней, как правило, тестируются её фавориты. На последнем, восьмом, этапе в группе гонщиков (нас было человек пятнадцать) я ушёл в отрыв, и в итоге финишировал третьим. В том же году принял участие в чемпионате мира (он проходил в Австралии), и занял среди двухсот участников 57-е место. Для дебюта, считаю, неплохо. Кстати, там же в Австралии я одержал первую победу в своей профессиональной карьере — выиграл четвёртый этап многодневки «Джейко Геральд Сан», финиш которого располагался на вершине первой категории сложности.

— А какие достижения считаешь для себя наиболее значимыми в любительском спорте?

— Победа на самом тяжёлом этапе в итальянской многодневке «Джиро-Био» (молодёжный аналог легендарной «Джиро де Италия») и «бронза» проходившего в Швейцарии чемпионата мира по шоссейным велогонкам среди участников не старше 23 лет. В этих гонках я участвовал, уже имея контракт с «Катюшей».

— Знаю, Ишим делегировал в большой спорт не только тебя…

— В Италии (до ухода в профессионалы) я катался с Павлом Калининым, Антоном Решетниковым, Ваней Блиновым, Ваней Щербаковым… Все они постарше меня, но, как и я, тренировались у моего отца, и во многом помогли мне стать тем, кем я стал. У нас была классная группа! До сих пор со всеми связь поддерживаю. Сегодня Решетников и Калинин в Тюмени работают. Там же и Ваня Блинов, вроде, жениться собрался. Все они следят за моими успехами. Во время гонки «Тур де Франс» меня очень поддерживал Ваня Щербаков: он смотрел по интернету ежедневные трансляции и подбадривал меня своими посланиями.

— Ну, а ты как-то готовишь себя к жизни после спорта?

— Пока у меня одно желание: полностью реализоваться в большом спорте.

-То есть?

— Попытаться стать олимпийским чемпионом, попасть на призовой подиум «Тур де Франс»… Ну, а по поводу будущего… Я и сегодня, по мере возможности, готовлю для него базу: зарабатываю деньги, учу языки… Уже довольно прилично владею итальянским, сносно — английским, сейчас хочу подтянуть. За год жизни на новом месте научился понимать испанский, но пока плохо на нём говорю. Думаю, со временем этот пробел устранить. Считаю, знание языков просто необходимо, если хочешь познать мир.

— Тебе в школе (кроме физкультуры) какие предметы нравились?

— Литература. Я раньше много читал — родители приучили. Даже «Войну и мир» полностью осилил. Ещё нравилась география…

— Теперь ты её осваиваешь на практике. В каких странах успел нынче побывать?

— В плане «географии» этот год выдался весьма насыщенным. В особенности вторая половина сезона, когда уже все узнали, что я ухожу в другую команду. Меня сразу же отправили в Канаду, затем — в Китай, оттуда — в Австралию… Словом, я, как лягушка-путешественница. Помню, когда возвращались из Китая и пролетали над Сибирью, мне подумалось: может там внизу уже Ишим, а до него каких-то десять километров — прыгни с парашютом, и ты дома…

— Если бы не затянуло вело, каким спортом мог заняться?

— Наверное, лыжными гонками — постоянно за школу выступал. Вообще, я на лыжах только две последние зимы не катался. А до этого только на них в подготовительном периоде и тренировался — большой объём работы проделывал.

— Слышал, ты увлёкся дайвингом. Сочиняют?

— Чистая правда. Друг меня подбил год назад (я ещё в Италии жил), и мы с ним выучились. Сначала в бассейне погружались, потом до моря добрались. В Испании пока не погружался. Но, как говорится, ещё не вечер. Кстати, вчера рассказал об этом своём увлечении Колобневу — он заинтересовался. Так что, думаю, поныряем с ним как-нибудь.

— Ты любишь дарить подарки не «по случаю», а просто так?

— Не то, чтобы люблю… Это уже просто традиция такая сложилась — приезжать с Европы не с пустыми руками. Постоянно привожу что-нибудь, связанное со страной, где выступал — родителям, родственникам, друзьям: из Китая — футболку с их символикой, настоящий китайский чай, из Австралии — какой-нибудь оригинальный магнитик, из Италии — фирменный кофе, кофеварку, из Испании — натуральное оливковое масло, которое у нас вряд ли найдёшь…

— Твой самый памятный день рождения?

— 25 июня 2009 года. Тогда, в день своего 21-летия, занял третье место на молодёжном чемпионате страны среди гонщиков-любителей не старше 23 лет. Отметил с друзьями этот двойной праздник тортиком и чаем. А после дня отдыха стартовал в гонке профессионалов, и тоже стал третьим.

— Ты не первый год живёшь в Западной Европе. На твой взгляд, их молодёжь от нашей сильно отличается?

— Конечно. У тех же итальянцев или испанцев совсем иное поведение, иной ритм жизни, они по-другому работают и отдыхают. Там, например, нет такого, чтобы молодой человек пригласил на свидание девушку «погулять по городу». Он пригласит её на «аперитив перед ужином» в какой-нибудь бар или кафе. Там они пообщаются, и поедут куда-нибудь ужинать, а после ужина — на дискотеку или к нему домой. Курят там не меньше, а вот такого массового пивораспития, как у нас, нет. То, что, якобы, на Западе молодёжь рано начинает самостоятельную жизнь — не более, чем миф. Там на шее у родителей сидят до последнего (смеётся). Особенно девушки. Замуж они выходят поздно — лет до тридцати «встречаются». Это не в России. У наших девчонок какой обычно план: поскорее выйти замуж и — «привет родителям».

— А во сколько лет ты планируешь обзавестись семьёй?

— Я не строю никаких планов — как пойдёт, так пойдёт.

— Твой любимый цвет?

— В сборной России гонялся в форме небесного цвета, и мне она очень нравилась. Почти такая же — сине-белая — была в прошлом году у «Катюши». А в этом добавился красный, и уже не то. Не люблю я красный цвет.

— Ты быстро бы нашёл общий язык с испанскими быками. Кстати, на корриде успел побывать?

— Нет. Но у нас в городе в определённый день быков выпускают на улицу, и каждый желающий может от них поубегать.

— Ты пробовал?

— Как раз в это время меня в городе не было. Но особого желания бегать от быков не испытываю. По натуре я парень осторожный, и не терплю бессмысленного риска. А вот посмотреть на этот «цирк» со стороны было бы любопытно.

P. S.

Признаюсь, не ожидал, что общение с Егором окажется таким лёгким и приятным. Парень он — на редкость открытый, общительный и толковый. Чувствуя в нём журналистские задатки, предложил перспективному гонщику-земляку информировать меня о своём житье-бытье в форме «дневниковых записей под настроение». Егор согласился. Первый его «отчёт» пришёл на мою электронную почту в разгар журнальной вёрстки. Так что, дорогие читатели, с дебютом новой рубрики — «От первого лица»! (http://sport-tyumen.ru/?pid=1323)

 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из личного архива Егора Силина
Рубрики: Велоспорт

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)