Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Лидия Скобликова: «Так и живу»

С легендарной Лидией Скобликовой меня познакомил директор института физкультуры Тюменского госуниверситета Валентин Зуев, мой бывший сокурсник по Омскому ИФК. На торжественный вечер, посвящённый 60-летию физкультурного образования в нашей области, «королева коньков» приехала со своим мужем Александром Полозковым. К означенному юбилею, между прочим, Александр Григорьевич имеет самое прямое отношение – он был в числе первых выпускников, основанного в 1949 году в Тюмени училища физвоспитания.

 А.Полозков, Л.Скобликова, Г.Хомутов на фоне аналогичного снимка полувековой давности (Они были первыми). Фото В.Савина

«Это было счастливое время»

Наша воскресная встреча, как мы и договаривались, состоялась в небольшой университетской гостинице. «Сашенька, включи-ка чайник — человек с мороза пришёл», — Лидия Сергеевна завела меня в миниатюрную, по-домашнему уютную, кухоньку, и усадила за стол, быстрёхонько «зарядив» его бутербродами и сладостями. Начатый за чаепитием разговор как-то незаметно перерос в непринуждённую беседу…

— Лидия Павловна, сегодня в элитарной творческой, да и в звёздно-спортивной среде стало чуть ли не доблестью периодически менять жён, мужей… На этом фоне вы выглядите «махровыми консерваторами» — полвека нерасторжимого супружества! Кстати, у вас в доме кто хозяин?

— Хозяин в доме всегда муж. Моё дело встретить его с работы, накормить, на диванчик уложить — пусть отдохнёт (улыбается). Со дня нашей свадьбы, действительно, почти пятьдесят лет прошло, а у нас другого имени в семье нет, как только Сашенька, Сашенька… Хотя этому Сашеньке уже 75 лет. Я вам откровенно скажу: для меня семья — превыше всего. Про свои медали я вспоминаю лишь по случаю: когда разговариваю с журналистами, или когда какие-то праздники спортивные проходят. А в повседневной жизни меня больше заботят наши маленькие внуки — с ними я провожу всё свободное ото сна время. Каждый день с полвосьмого утра у меня работа-то с одним вожусь, то с другим. В половине восьмого вечера прихожу домой, как трупик. Поужинаю — и на диван. Но я не представляю сегодняшней своей жизни без постоянных хлопот — как это я с ними не погуляю, не побегаю, не покатаюсь на велосипеде, мячик не погоняю…

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«Помню, начались забеги на 1000 метров. Готовлюсь к старту. Вдруг слышу знакомый свист. Это наши с Сашей позывные. Так свистит только он. Нам не надо кричать где-то в лесу или на стадионе. Мы просто вот так свистнем, и нам ясно: один из нас ищет другого. И вот раздаётся знакомый свист. Бросаю взгляд на переполненную трибуну. Вижу — машет рукой Саша. Я могла его высмотреть среди тысяч болельщиков. Мой талисман со мной!»

— Помните свои ощущения, когда впервые стали бабушкой?

— Ой, вы знаете, такая радость была — маленький родной человечек родился! Я очень много с ним занималась. Ведь, его папа был в это время гостренером страны, мама готовилась к Олимпийским играм Лиллехаммера… Да, первая моя сноха была конькобежкой. Они с Гошей десять лет прожили. Натаха — чемпионка Европы, участница трёх Олимпиад… Так вот, этот малыш со мной рос, Сашка. Он очень похож на сына — просто один в один. Мы его очень любим. Сейчас нашему первенцу-внуку пятнадцать лет, занимается баскетболом. Год назад приезжал в Москву на первенство России, так мы все ходили за него болеть. Даже второй внук, которому тогда было пять лет. Он сидел и кричал: «Саша, давай!»… Хорошие у нас внуки. И внучка прекрасная — Машеньке скоро два годика исполнится. Вот оно, счастье! Вообще, я считаю себя счастливой — и бабушкой, и матерью, и женой.

— Относительно счастливой жены, пожалуйста, поподробнее…

— Мне очень повезло — тюменская земля подарила мне в своё время элегантного, симпатичного парня Сашу Полозкова… Как познакомились? В 1956 году мы оба поступили на факультет анатомии, физиологии и физического воспитания Челябинского пединститута. Только я после школы, а он после армии. Конкурс был большой: человек пять на место, а принимали всего 25 человек, и в первую очередь — пришедших с производства или после армии. Нас, школьников, в группе было человек пять-шесть, не больше. Всех, кто поступил, сразу отправили в колхоз на уборку картофеля. Когда вернулись, я, вдруг, увидела молодого человека, который вступительные экзамены с нами не сдавал, на картошке не работал… Оказалось, этот парень по фамилии Полозков был хорошим спортсменом, и находился на учебно-тренировочных сборах. А я тогда была второразрядницей по конькам — приехала из Златоуста, где выросла на молоке (корова у нас своя была), может это и помогало выигрывать… Познакомились. Стали учиться.

У нас в группе взрослых парней, уже подзабывших иностранный язык, прикрепляли заниматься к нам, вчерашним школьникам. Мне, как старосте, достались в «нагрузку» двое: лыжник Коля Чепелев и Саша Полозков. Семьянин Чепелев вскоре органично «отпал», а Полозков продолжал добросовестно заниматься. Может я пряниками его приворожила (смеётся). Знаете, у нас стипендия была 22 рубля, и денег всегда не хватало. А когда их оставалось совсем в обрез, я покупала килограмм пряников за 93 копейки, раскладывала их на порции — три штучки на завтрак, столько же на обед и ужин — и мне этого запаса надолго хватало… Пока не зачастил в гости Полозков. Он придёт, я, конечно, из вежливости: Саша, хочешь чайку? Думаете, откажется? Как бы не так — умнёт с аппетитом мой обед или ужин, и не поморщится (смеётся)

— Зато не зря прикармливали…

— Не зря (смеётся). Очень скоро он поинтересовался: как будет по-немецки «я тебя люблю»?

— И когда вы услышали от него судьбоносное: «Ихь либэ дихь»?

— В первый же год учёбы (кстати, все четыре курса мы сидели на занятиях только вместе). После этого он стал к нам в Златоуст приезжать — близко же. А я впервые побывала у него в Тюмени, когда на втором курсе училась. Потом на каникулы к нему ездили. Добирались, как придётся — раньше ведь билет так просто не достанешь, тем более с пересадкой в Свердловске. Обычно к проводникам в вагон напрашивались. А иногда машинисты к себе пускали — стоим у них до Тюмени в коридорчике…

Меня часто спрашивают: как вы на такую стипендию жили? Нормально жили. А когда шибко прижмёт — предельно расчётливо. Я, например, в день тридцатью копейками обходилась. Часов в одиннадцать слопаешь пару пирожков (один за три копейки, другой — за пять), и ждёшь, чтобы часика в четыре (после тренировки) съесть купленный на оставшиеся 18 копеек бутерброд с колбасой… Нам мама иногда плюшки стряпала — присылала, папа картошку привозил — он часто в Челябинск в командировку приезжал. На втором курсе стало полегче — меня включили в сборную, и я уже начала ездить на какие-то сборы, жить на талоны. Помнится, в спортобществе «Буревестник» нам к майским и ноябрьским праздникам по десять рублей выписывали. Это было вообще!.. Пойдёшь, купишь варёной колбасы (килограмм стоил тогда два девяносто) — пока до общежития дойдёшь, половину смолотишь… Это было весёлое счастливое время.

«Так мы были воспитаны»

— На Олимпиаду в Скво-Велли вы отправлялись студенткой?

— Да, я ещё училась в институте. Но стипендию мне тогда дали приличную. Папа мой (он работал заместителем директора абразивного завода) получал зарплату 120 рублей, а я, студентка четвёртого курса — 180! Сразу подарков всем понабрали… Папе, постоянно ходившем в белом армейском тулупе (в такие тогда всё начальство одевали) и в хромовых скрипучих сапогах, мы чёрные ботиночки модные купили… Саша, встретив меня с Олимпиады, сразу на сборы укатил. В его отсутствие мне двухкомнатную квартиру дали в хорошем кирпичном доме. Благо, у нас с ним вещей «по чемодану на брата» — перетащила из общежития без помощников… К госэкзаменам готовились в собственной квартире.

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«В „Долине индианок“ мы с нескрываемым удивлением ходили по красочной олимпийской деревне. Её оформлял знаменитый кинорежиссёр-мультипликатор, создатель „Микки-Мауса“ Уолт Дисней. Кстати, его забавные мультфильмы про этого неутомимого мышонка мы смотрели в кинозале целыми днями. Такой всегда хохот стоял! Взрослые, солидные люди — хоккеисты Николай Сологубов, Константин Локтев, Николай Пучков, как дети, смеялись до слёз. Я объехала потом много стран, но с той сказочной обстановкой на Белой Олимпиаде в Скво-Вэлли ничего сравниться не могло. Это — как первая любовь…»

Помню, сидим с ним над анатомией — что-то обсуждаем, о чём-то спорим… И я вдруг говорю: «Давай, распишемся». Это было первого июня. Мы приоделись и пошли в ЗАГС. Навстречу декан наш идёт Анна Матвеевна. Мы ей сообщили о своём решении. Она, конечно, давай оповещать об этой новости несведущее городское начальство. Переполох поднялся… В конце концов, мы договорились: свадьбу сыграем попозже, а распишемся немедленно. Прикупив пару бутылок шампанского и соответствующей закуски, приходим в ЗАГС — «мы хотим расписаться». Регистратор на нас глаза вытаращила — вы, мол, ребята с луны свалились, что ли?.. Откуда нам было знать про какую то, там, очередь, про кучу всяких тонкостей… Но не отступать же перед трудностями. Быстренько вызвонили свидетелей, утрясли положенные формальности… И в тот же день расписались. А после сдачи экзаменов (у меня уже платье было сшито) сыграли свадьбу в исполкомовской столовой… Когда узнала, что облсовпроф собирается нам мебель подарить, удивилась: зачем, я ведь олимпийские премиальные получила — 1200 рублей (после вычетов)?..

Так мы были воспитаны — как это нам дадут что-то бесплатно?! Сейчас, как говорится, иные времена, иные нравы… Но я считаю, что у меня и детство было счастливое, и юность. Я до сих пор школьных учителей своих с благодарностью вспоминаю. Тот же немецкий, например, преподавала Софья Львовна — она с нас такую шкурку снимала… За письменный я ещё могла получить четвёрку, но за устный — только трояк. Зато в институте училась без проблем. Как и по химии, которую в школе вела у нас Мария Ивановна. Я уже не говорю о нашем физруке Борисе Николаевиче Мишине. Кто из его коллег может сказать, что у него делали первые шаги в спорте шестикратная олимпийская чемпионка по конькам и трёхкратный чемпион мира по шахматам. Да, да, у школьника Толи Карпова уроки физкультуры тоже вёл Борис Николаевич.

 — Лидия Павловна, а когда вы надумали распрощаться с большим спортом?

— После Олимпиады 1964 года — именно тогда мы решили завести ребёнка. И у нас родился Гошенька… А в январе 66-го, когда ему ещё и года не исполнилось, трагически погибла Инга Артамонова. Ещё одной ведущей «сборнице», Вале Стениной, было уже за тридцать. А впереди очередная Олимпиада. Меня вызвали в Москву, долго там со мной разговаривали… Начала заниматься. Здорово выручали в этот сложный для нас период моя и Сашина мама — одна месяца два с внуком сидит, потом — другая…

Лидия Павловна с сыном Гошей и мужем Александром Полозковым

В том же 66-ом начала потихоньку выступать, и уже в следующем году установила в Норвегии рекорд мира. А в 68-м отправилась на Олимпийские игры. По сегодняшним меркам выступила удачно — пятое место заняла на «тройке» (улыбается невесело). Лучше выступила только Люда Титова — выиграла золото. В конце концов, я поняла, что мне всё это уже просто неинтересно. Да и надоело, честно говоря, разрываться между спортом и семьёй. Но мирилась до поры до времени. Прилетала в Челябинск, забирала малыша и увозила его на всё лето к моим родителям — они под Краснодаром жили. Потом забирала его, и где-то месяц сын был с нами. Потом снова туда летела. Долго так продолжаться не могло. И в 69-м году я последний раз выступила на первенстве страны (выиграла 1000 метров), докаталась зиму, и всё…

— Знаю, в спортивной карьере вам здорово помогал муж…

— Знаете, он не только в спорте помогал — он по жизни был хорошей мне опорой. Мы как-то всё вместе решали. Он в институте нашем преподавателем работал, но на каждой тренировке вечером был со мной. А когда я готовилась к первенству мира 63-го года, получилось так, что мы разошлись с тренером, и я осталась одна. Сама я уже кое-что соображала, но мне нужен был надёжный помощник. И таким стал Саша. Он уже был лучшим в Челябинске тренером по лёгкой атлетике, и наукой занимался, так что многое уже знал и умел. Мы с ним садились, составляли план общефизической подготовки, а я уже насыщала его специальными конькобежными упражнениями. Причём, план был такой, что когда тренер, к которому меня перевели, Ивашкин Юрий Николаевич (я с ним на чемпионате мира в Японии всё золото забрала) и гостренер Советского Союза Константин Константинович Кудрявцев его увидели, они запретили мне многие вещи делать. Например, тот же еженедельный кросс из Домбая до тренировочного лагеря и обратно — пять километров вверх, столько же под гору. Но я всё равно это делала, потому что занималась раньше лёгкой атлетикой, и для меня такие нагрузки были в порядке вещей. Между прочим, Боря Стенин, Женя Гришин кросс только со мной бегали. И велосипед я «крутила» исключительно с ребятами.

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«Утверждают, что человеческий глаз способен видеть на расстоянии 25 километров — до линии горизонта. Такое расстояние я преодолевала на коньках практически каждую тренировку. Иногда больше, иногда меньше. Забегая вперёд, скажу, что таких тренировок за мою спортивную жизнь у меня было больше двух тысяч. Значит, образно говоря, я две тысячи раз „зашла за горизонт“. Или обежала на коньках вокруг земного шара… Это не считая тренировок легкоатлетических, игровых, на велосипеде, со штангой.»

— Как вы обычно встречаете Новый год?

— И Новый год, и 8 марта мы обычно встречаем всей нашей роднёй у нас. Я настряпаю пирогов всяких — с грибами, с капустой, с яйцами, с мясом… Причём, всем разные: сын любит что-то типа беляшей (я их жарю на сковородке), жена племянника любит пирожки с грибами… Съедается всё с лёту — на следующий день, практически, ничего не остаётся…

— Сноха ваш кулинарный опыт перенимает?

— Вторая Гошина жена, Таня (она родом из Хабаровского края), сама мастерица. Мама её всему научила — и шить, и готовить, и вязать… Кстати, мы все в сборной вязали — раньше ведь ничего нельзя было купить. Такие свитера выдавали «норвежские»! Кому вязала? Всем — и мужу, и себе, и детям. У нас как-то американец гостил в моё отсутствие (я в командировке была), а погода стояла мерзкая: холод, дождь… Саша ему дал поносить свой свитер, заметив мимоходом: это, мол, Лида вязала. Так он его к себе в Америку увёз — в качестве реликвии, наверное… Нет, Танечка у нас молодец. В этом году мы уехали отдыхать в Анапу с внуком, так она полностью отвечала у нас за засолку огурцов. И очень даже хорошо управилась.

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«…мы прихорашиваемся (после утренней тренировки — С.П.) и идём в чистеньких костюмчиках на завтрак. Тогда это у нас было принято… Когда ездила на сборы, всегда брала с собой всё лучшее из одежды, что у меня было. На завтрак надевала один костюм, на обед — другой.»

Судьбой дарованные встречи

 — В вашей жизни, наверняка, было много интересных встреч. Какие особенно запомнились?

— Знаете, в 1964 году я приехала с Олимпиады. А через две недели первенство мира, так что нас сразу в Дом отдыха «командировали», чтобы никто не дёргал. В аэропорту подошёл только один человек — военный полковник. Мне сказали: переговори, мол, с ним, как решишь, так и будет. Полковник оказался парторгом отряда космонавтов. Сказал, что меня приглашают в Звёздный городок. Конечно же, я, не задумываясь, приняла приглашение. И через два дня мы — мой тренер, Саша и я — поехали на встречу с космонавтами. Жили в квартире у Терешковой, спали на её кровати. Сюда постоянно приходили гости. Но самое сильное впечатление произвела первая встреча. Когда мы вышли на сцену, меня представили — народ аплодирует. А потом объявляют: встречу ведёт Юрий Алексеевич Гагарин. И он выходит с противоположной стороны — подтянутый, улыбчивый… Так мы познакомились, а потом стали друзьями — на хоккее, случалось, рядышком сидели, в театре… В Звёздном мы прожили три дня. Во время Олимпийских игр в Скво-Вэлли с президентом США познакомилась. Когда он приехал в олимпийскую деревню, мы сидели ели мороженое. Нас предупредили, что «придёт господин Никсон». И он пришёл, и его познакомили со мной.

Президент подарил мне ручку, а я ему — наш уральский значок. А в 1967 году получила презент от короля Норвегии. Тогда мне удалось установить в этой скандинавской стране мировой рекорд в беге на 3 000 метров, причём, на каком-то второстепенном катке. А когда мы закончили выступать, нас привезли на центральный стадион, где соревновались мужчины, и где проходило общее награждение. Помню, двукратный олимпийский чемпион Кнут Юханнесен, (он был советником у его Величества) спустился за мной. Мы поднялись к королю на трибуну, и тот вручил мне за установление в Норвегии мирового рекорда красивую серебряную чашу.

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«На всех Олимпийских играх, в которых я участвовала, когда мне было трудно, искала своих друзей-хоккеистов. Мы и сейчас встречаемся с Борисом Майоровым, Вячеславом Старшиновым, Владимиром Крутовым, Сергеем Бабиновым как большие друзья… Я до сих пор так люблю хоккей, что родись мальчишкой, наверняка бы стала хоккеистом. Кстати, мой сын пять лет играл в хоккей, а уж потом стал мастером спорта по скоростному бегу на коньках.»

В том же году, как раз после рождения сына, интересную встречу подарила Германия, где мы (из-за отсутствия у нас искусственного льда) тренировались. Жили там долго, месяц-то точно. И вот однажды нас вежливо попросили либо в раздевалку уйти ненадолго, либо на скамеечке посидеть — мол, приедет кататься Вальтер Ульбрихт с женой. Мы, конечно, устроились на скамеечке. Сидим выжидаем. И вот неспешно выкатываются высокопоставленные супруги, оба такие обаятельные… За ними, след в след, охрана, чтобы, в случае чего, поддержать — лёд-то скользкий (улыбается). Я, вот, где-то года два назад упала, да так руку неудачно положила, что полгода, наверное, лечилась… Прокатились они кружочек, другой, третий, и подсаживаются ко мне на скамеечку. Я думаю, это всё специально было сделано, потому что меня тут же представили. И мы неплохо пообщались — у него жена разговаривала по-русски. А потом, году, наверное, в 73-м, мы поехали на молодёжный форум: СССР — ГДР. И там я ещё раз с ним встретилась (тогда Евгений Михайлович Тяжельников меня к нему подвёл). Он приветливо улыбнулся — «помню, помню нашу с вами встречу».

Много было даровано судьбой интересных встреч… Однажды мне позвонила солистка Большого театра Светлана Адырхаева (в столицу она перебралась из Челябинского театра оперы и балета, но мы с ней знакомы не были). Представилась, и говорит: «Я хочу пригласить вас на балет». И мы на всю жизнь с ней подружились. Я очень ей благодарна за её шефство. Она доставала пропуска в ложу режиссёра, и я никогда не отказывала себе в удовольствии «подышать» атмосферой Большого. Балет «Спартак», наверное, раз пять посмотрела. Иногда случалось сбегать на спектакль во время застолья — Саша остаётся с гостями, а я беру кого-нибудь из девчонок — и в театр.

Лидия Скобликова с Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым...

Огромное впечатление произвела на меня встреча с Путиным. Это было в 2005 году. Тогда в Челябинске построили Дворец с искусственной конькобежной дорожкой, назвав его: Дворец имени Лидии Павловны Скобликовой «Уральская молния». И как раз туда, на Урал ожидался визит президента России. Мне вручили телеграмму с приглашением принять участие в его встрече. Конечно же, я моментально взяла билет, и полетела в Челябинск. Там, во Дворце, и встречали президента хлебом-солью. Знаете, до этого нам говорили: то нельзя, другое нельзя… А он оказался настолько прост… Поговорили по душам. Он — «ну что, давайте сфотографируемся с детьми на память». Нет проблем. Потом я прошу: «Владимир Владимирович, напишите нам пожелание». Он — «конечно, конечно»… Очень общительный, и очень приятный человек. А как он умеет полемизировать, с какой быстротой реагирует даже на самые каверзные вопросы. Мне нравится его ирония. Я себя немножко нахожу в этом. Помню, на первой пресс-конференции в Скво-Вэлли задают мне, студентке, вопрос: много ли я привезла с собой чемоданов? Я им отвечаю: для того, чтобы увезти золотые медали, не надо много чемоданов, достаточно иметь один карман… Или спрашивают: много ли американских женихов предложили мне руку? Я говорю — американские женихи меня не интересуют, у меня в Челябинске есть свой, самый лучший — Александр Полозков… Так им всё это понравилось. И потом все газеты писали, что Скобликова не только быстро бегает на коньках, но и на язык остра…

«Спорт — это не вся жизнь»

— Вы постоянно присутствуете на мировых чемпионатах, Олимпийских играх. За кого обычно болеете?

— За своих, однозначно. До хрипоты. Ну и болеешь, конечно, за хороших конькобежцев. Ну как, например, не болеть за голландца Бока, который выигрывает играючи. Или за американца Шаню Дэвиса. Это единственный в мире чернокожий конькобежец. Он приехал на первенство мира по многоборью, проходившем года три-четыре назад в Крылатском, и победил. Так за него вся Москва болела. В прошлом году он же первенство мира по спринту выиграл. Талантливейший парень, причём, такой общительный. Я думаю, он и на Олимпиаде себя покажет — всё же рекордсмен мира на 1000 метров. Ну как за таких не болеть. Но, прежде всего, болеешь за своих. Всей душой. Конечно, конькобежный спорт переживает не лучшие времена. Но возрождение идёт. Слава богу, наши отечественные чемпионаты проходят теперь на собственном льду, а не в Германии. Уже построено три прекрасных крытых катка — в Крылатском, в Коломне и в Челябинске. У нас уже дважды проходило мировое первенство, Кубки мира проводятся… Россия богата талантами. Думаю, очень скоро у нас появятся конькобежцы экстра-класса.

— Лидия Павловна, вам ли не знать, что жизнь в спорте не вечна, и тем, кто загодя не готовит себя к будущему, куда более продолжительному, она мстит, и, порою, очень жестоко. Что бы вы пожелали сегодняшним молодым профи?

— Вы правильно сказали, что спорт — это не вся жизнь. Вот мы сидим перед вами два профессора, прошедшие большой путь в спорте. Но мы потом занимались и наукой, и преподавательской деятельностью… Спорт — это сравнительно короткий период жизни, насыщенный очень трудной и ответственной работой. Она забирает всё свободное время. Она отбирает у тебя театр, кино, развлечения, отбирает встречи с друзьями… Тебе некогда отвлекаться на что-то другое — иначе успеха не добиться. А через энное количество лет наступает самое сложное. Ещё вчера ты был фигурой в спорте (кто-то — чемпионом Олимпийских игр, кто-то — чемпионом страны, области), а сегодня остался не у дел. С этим сталкивается практически каждый профессионал. Особенно раним в этом плане большой спортсмен. Он начинает чувствовать, что никому не нужен.

Из книги Лидии Скобликовой «Уральская молния»

«Торжественная церемония награждения победительниц в Каруидзаве стала настоящим триумфом советского конькобежного спорта. Вместе со мной поднялись на пьедестал почёта Инга Артамонова и Валентина Стенина. Мы увезли тогда „всё золото мира“: из 15 разыгранных медалей завоевали 13. Так выступало наше поколение. И это считалось само собой разумеющимся.»

Мы такой участи избежали. У нас были хорошие наставники и в школе, и в вузе, где мы оба были оставлены работать старшими преподавателями. У вас в Тюмени, знаю, этого не случается со спортивными звёздами. Ваша олимпийская чемпионка Галина Куклева — профессор университета, ещё одна золотая медалистка зимней Олимпиады, Луиза Носкова — заместитель директора областного департамента по спорту и молодёжной политике… Конечно, для этого необходимо иметь толкового руководителя по жизни. Но молодым спортсменам надо понимать, что многое зависит и от них самих. Никто за тебя твою жизнь делать не будет.

Из досье «СР»

Скобликова Лидия Павловна родилась 8 марта 1939 года в городе Златоусте Челябинской области. Шестикратная олимпийская чемпионка и двукратная абсолютная чемпионка мира по скоростному бегу на коньках. Обладательница 40 золотых олимпийских, мировых и национальных медалей. Единственная конькобежка, занесённая в Книгу рекордов Гиннесса. Кандидат исторических наук, профессор. За заслуги в развитии и пропаганде советского и российского спорта удостоена государственных наград: орденов Трудового Красного Знамени (дважды), Знак Почёта, «За заслуги перед Отечеством» IV степени, а также серебряным Олимпийским орденом «За вклад в популяризацию олимпийских идеалов и выдающиеся достижения в спорте». Почётный гражданин Челябинской области и города Златоуста. Замужем около 50 лет. Муж — Александр Полозков, мастер спорта международного класса по спортивной ходьбе, кандидат педагогических наук, профессор, заслуженный работник физической культуры РФ. Сын — Георгий, мастер спорта СССР, входил в состав юношеской сборной Советского Союза, тренировал сборную команду страны по скоростному бегу на коньках.

Росла Лидия в исконно русской трудовой семье: отец Павел Иванович работал на заводе, а Клавдия Николаевна, мать четверых дочерей и сына, вела домашнее хозяйство, в котором были и огород, и живность. Воспитание детей тоже, в основном, лежало на её женских плечах. Уже в детском возрасте у Лиды, физически развитой и жизнерадостной девочки, стал проявляться бойцовский характер. В том, что она полюбила спорт, ставший в дальнейшем основным содержанием её жизни, немалая заслуга учителя физкультуры Бориса Николаевича Мишина. Из спортивных успехов школьной поры следует отметить победные выступления: в городских соревнованиях по лыжным гонкам на призы газеты «Пионерская правда», в областных — по лёгкой атлетике (бег на 800 метров) и на первенстве ЦС ДСО «Искра» — по скоростному бегу на коньках (1500 и 3000 метров).

После окончания средней школы (1956 год) Лида поступила в Челябинский педагогический институт на факультет анатомии, физиологии и физического воспитания. Успешно сочетая учёбу со спортом, она уже через год выполнила мастерский норматив, и вошла в состав сборной страны. В течение двух первых студенческих лет около десятка раз обновляла общесоюзные рекорды на стайерских дистанциях среди девушек. В 1958-ом стала призёром зимней Спартакиады народов России на дистанции 1500 метров. А годом позже дебютировала на проходившем в Свердловске чемпионате мира, завоевав две бронзовые и серебряную медали.

Незадолго до Игр VIII Олимпиады, в программу которых впервые были включены соревнования по скоростному бегу на коньках среди женщин, в шведском Эстерсунде состоялся чемпионат мира. Для прогрессирующей Лидии Скобликовой он стал своеобразной генеральной репетицией перед олимпийскими стартами в американском Скво-Вэлли. Проба сил удалась — в Швеции она стала двукратной чемпионкой мира (первенствовала на дистанциях 1500 и 3000 метров) и бронзовым призёром в многоборье. В Скво-Вэлли Скобликова завоевала две золотые медали, установив при этом олимпийский и мировой рекорды. Сразу после Олимпиады ей присвоили звание «Заслуженный мастер спорта СССР».

В 1963 году на чемпионате мира в Японии Скобликова впервые выиграла все четыре дистанции, став абсолютной чемпионкой, и обновив свой же мировой рекорд на дистанции 1000 метров. Триумфальными стали для неё IX зимние Олимпийские игры 1964 года в австрийском Инсбруке: она уверенно выиграла все дистанции, причём три первые — с олимпийскими рекордами. И не случайно журналисты окрестили эти Игры «Олимпиадой Скобликовой». Практически сразу же после них состоялся чемпионат мира в Швеции, где героиня Инсбрука вновь выиграла все дистанции. Двенадцать побед подряд на чемпионатах мира и Олимпиаде — результат феноменальный! С этого времени Лидия Скобликова стала признанной «королевой коньков».

После ухода из большого спорта, одновременно с преподавательской деятельностью Лидия Павловна занимала различные административные должности — от директора специализированной детско-юношеской спортивной школы до заведующего отделом Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов, первого заместителя Председателя Центрального Совета профсоюзов работников физкультуры, спорта и туризма, двенадцать лет возглавляла отечественную федерацию конькобежного спорта, являясь в настоящее время почётным её членом.


 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из личного архива Л.Скобликовой.
Рубрики: Ретро, Личность

#1 — 2 декабря 2011 г., 20:32

Борисова Нэля Леонидовна

Уважаемая Лидия Павловна!
Напишите нам. Мы хотим сделать Вам подарок.
Спасибо Вам за Ваш вклад в развитие спорта.
Ждём Вас по адресу:метро Мякинино ТОРОГОВЫЙ ЦЕНТР "КРОКУС СИТИ МОЛЛ",
150"В", бутик"LILY DE VALLEYS".

С 1 декабря по 25 декабря всем посетителям скидки!
Предпраздничные скидки!
от 10% до 50%

Постельное белье на заказ, по индивидуальным размерам,
красивые скатерти к праздничному столу,
вензеля, фамильные гербы, Нанесение пожеланий, поздравления в виде текста,
вышивка на скатертях,полотенцах, постельном белье.
картины,израсцовые камины ручной работы по индивидуальному заказу.

Поздравления с Новым Годом
Вам спешим преподнести.
Пусть в любую непогоду
Будут светлыми пути.
Пусть улыбка озаряет
Взгляд счастливых ваших глаз,
Радость в сердце – не растает,
Счастье – не покинет вас!

С уважением,
LLILY DE VALLEYS

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)