Свежий выпуск: сентябрь, 2017
Три недели детского счастья

У тюменской федерации айкидо это уже стало традицией — организовывать в летние каникулы для самых...

«Дорожная карта» обязывает

С началом учебного года в областной столице вновь полнокровно заработали секции в спортивных школах,...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Незаплани­рованного олимпионика никто не «перепрыгнул»

«Золото» Гренобльских Игр в прыжках с 90‑метрового трамплина стало для спортивного руководства СССР приятной неожиданностью. Может потому о завоевавшем его Владимире Белоусове так скоро подзабыли и до недавних пор практически не вспоминали. Начать этот материал с рассказа о его судьбе побудил любопытный факт: оказывается, незапланированного олимпионика никто из отечественных мастеров трамплина пока ещё не «перепрыгнул».

Кто‑то теряет, а кто‑то находит

Х зимние Олимпийские игры, открывал которые президент Франции Шарль де Голь, проходили в Гренобле с 6 по 18 февраля 1968 года. Их участниками, разыгравшими 35 комплектов наград, стали 1158 спортсменов из 37 стран. Дебютными эти Игры стали для представителей Марокко, а спортсмены ГДР и ФРГ, составлявшие с 1956 по 1964 год объединённую команду, выступали в Гренобле самостоятельными сборными.

Хозяева объявили о своей готовности к приёму Игр почти за год до их начала. Построили Олимпийскую деревню (целый квартал многоэтажек), где было всё — почта, поликлиника, церковь, развлекательный центр, рестораны… В центральном парке Гренобля соорудили искусственную конькобежную дорожку. А рядом воздвигли (всего за шестнадцать месяцев) новый Ледяной стадион, являвший собой достижение современной архитектуры и техники.

«Это огромное здание вмещает около 12 тысяч зрителей, — цитирую олимпийского летописца Валерия Штейнбаха. — С виду оно представляет собой экзотическую, но изящную и строгую бабочку, присевшую отдохнуть среди огромных цветов — деревьев. Всего лишь на четыре столба опираются два бетонных изогнутых свода. Впечатление невесомости создаётся за счёт великолепного конструктивного решения, при котором стены не поддерживают кровли и не опираются на основание… Чтобы представить масштабы проделанной работы, достаточно упомянуть, что лишь одна кровля весит 10 тысяч тонн, то есть столько же, сколько Эйфелева башня. В фундамент заложены 48 кольев-столбов диаметром в один метр и по глубине идущих на 30 метров. На строительство было использовано 20 тысяч кубометров бетона и полторы тысячи тонн железа, проложено около 20 км труб.

В Ледяном дворце соревновались хоккеисты и фигуристы. Остальные соревнования проходили вне города. Горнолыжники состязались в 30 км от Гренобля, высоко в горах, в Шамруссе. В 35 км, в Отране, выясняли отношения лыжники-гонщики. Большой трамплин для прыжков расположился в Сен-Низье, в 17 км от города. Саночники мучились из‑за постоянных оттепелей в Виллар де Лан, примерно в 30 км. А бобслейную трассу построили дальше всех — в 62 км, в Альп де Юзз. Справедливости ради надо признать, что расстояния, хоть и немалые, не особенно докучали участникам: ко всем сооружениям были построены отличные дороги».

В Гренобле победительница трёх предыдущих Белых Олимпиад сборная СССР выступила неудачно, уступив первенство в медальном зачёте норвежцам, в активе которых 6 золотых, 6 серебряных и 2 бронзовых награды. У нас — по пять «золота» и «серебра» и три «бронзы». Своей викторией олимпийская сборная Норвегии обязана лыжникам, принесшим ей все шесть медалей высшего достоинства. Реально рассчитывали и на седьмую — в мужской гонке на 30 км, но её сенсационно выиграл итальянец Франко Нонес, почти на минуту опередивший Одда Мартинсена. Это была первая победа представителя южной страны в лыжных гонках. А вот лыжники советской команды на сей раз остались без олимпийского «золота». В их активе лишь «серебро» Вячеслава Веденина и Галины Кулаковой, да «бронза» женского эстафетного трио и её стартёра Алевтины Колчиной. Любопытно, что в Гренобле итальянцы отхватили ещё одно нежданное «золото». В соревнованиях на одноместных санях среди женщин первенствовала Эрика Лехнер. В этом 20‑летней дебютантке «помогли» три ведущие саночницы из команды ГДР, которые были дисквалифицированы за незаконное нагревание полозьев.

Как и четыре года назад, победно выступила наша хоккейная дружина. Назову самых известных в её составе олимпиоников: вратарь Виктор Коноваленко, нападающие Анатолий Фирсов, Вячеслав Старшинов, Борис Майоров, Вениамин Александров, защитники Виталий Давыдов, Виктор Кузькин. Победой нашего квартета (Александр Тихонов, Николай Пузанов, Виктор Маматов, Владимир Гундарцев) ознаменовался олимпийский дебют биатлонной эстафеты. В личной гонке серебряной и бронзовой наград удостоились соответственно Тихонов и Гундарцев. Добытчиком единственного конькобежного «золота» стала Людмила Титова, завоевавшая ещё и олимпийскую «бронзу». Чемпионами в парном катании, как и на предыдущих Играх, стали прославленные фигуристы Людмила Белоусова и Олег Протопопов. И, наконец, неожиданную победу одержал в прыжках с 90‑метрового трамплина 21‑летний военнослужащий Владимир Белоусов, став ещё и чемпионом мира (до 1984 года олимпийские турниры по прыжкам с трамплина являлись одновременно и чемпионатами мира).

Единственный и неповторимый

В Гренобле «летающие лыжники» соревновались в прыжках с обычного и большого трамплинов. В первом виде программы победу (по сумме двух попыток) праздновал 27‑летний Иржи Рашка из Чехословакии. Замечу, что это его «золото» остаётся единственным в олимпийской истории чешских прыжков с трамплина. А вот медаль высшей пробы, добытая на большом трамплине Владимиром Белоусовым, вообще является единственной олимпийской наградой в советско-российской «биографии» этого вида спорта. О том, как далась «незапланированному» олимпионику победа, я узнал из его интервью (датировано январём 2014 года) журналисту Павлу Копачёву.

«…Соревновались мы в Сен-Низье, пригороде Гренобля. Жили в медблоке военной казармы. Массажные столы вместо кроватей. Погода стояла весенняя — капель, мокрая лыжня. На тренировках почти все падали. Организаторы суетились — откладывать‑то финал нельзя. Обещал приехать президент Франции Шарль де Голль. Он даже приз учредил победителю большого трамплина — автомобиль „Ситроен“… Так вот, оргкомитет думал-думал и решил: чемпион, скорее всего, определится по одной попытке. Погода ухудшилась — подул боковой ветер, лыжня обледенела. Соревнования перенесли на обед. Но в итоге дали отмашку. Чех Иржи Рашка, который до этого выиграл малый трамплин (я там был шестым), улетел далеко. Но я еще дальше — 99 метров. И по стилю первый. Золото?

Судьи разбрелись по кабинетам. Мол, тысячи зрителей, а всего одна попытка. Надо прыгать еще. Прыгаю — 101,5 метра. Опять лучший результат. Золото? И тут боженька совсем „смилостивился“ — ветер исчез, разъяснилось. И решили: первую попытку исключить, сделать ее пробной, а третью добавить. Короче, еще прыгаем. Вот тут у меня уже начался тремор. По сути, дважды почувствовал себя чемпионом, и опять все заново… Лыжи в полете разошлись. Успел их кое‑как выровнять во второй фазе. Там как было: первые две попытки при ветре. Трос крепления дальней лыжи в таком случае нужно подкручивать, делать жестче. А потом ветер стих, а вернуть трос в начальное положение я забыл… В общем, мог лишить себя медали».

Поставленный на кон президентский «Ситроен» победитель не получил — похоже за него это сделал кто‑то из больших спортивных чиновников. Зато сразу же там в Гренобле Белоусову вручили удостоверение заслуженного мастера спорта. А в родном Всеволожске (Ленинградская область) помогли с квартирой и с покупкой «Волги» вне очереди. Правда, 2500 рублей премиальных, полученных за олимпийскую победу, и на пол-легковушки не хватило, так что Володиному отцу пришлось занять денег у магаданских друзей.

Буквально через месяц после Гренобльских Игр Белоусов одержал победу на неофициальном чемпионате мира в норвежском Холменколлене (среди специалистов «Холменколленские игры» котируется даже выше чем Олимпиада — из‑за своего более широкого состава участников). В 1969 году он единственный раз в карьере выиграл чемпионат СССР. А в 1970‑ом вновь праздновал успех в Хольменколлене, став, таким образом, третьим спортсменом за всю многолетнюю историю этих престижных соревнований, которому удалось завоевать два кубка подряд. За это достижение король Улаф V удостоил Белоусова титула национального героя Норвегии. Словом, к Играм-1972 триумфатор Гренобля готовился основательно. Но с японским Саппоро у него не сложилось. Цитирую публикацию в еженедельнике «АиФ-Петербург» за 26 февраля 2014 года:

«…Помешали подковерные игры спортивных чиновников, которые пропихивали своих спортсменов. «Гарантирую: выиграл бы медаль, готов был отменно! — уверен он. — Готовились на Сахалине, чтобы акклиматизироваться к Японии. И вдруг последний отбор переносят в Грузию! Что такое? Оказалось, там родной трамплин 38‑летнего грузинского прыгуна Кобы Цакадзе. Уж как ему местные судьи пририсовывали лишние метры! На главные старты поехал он, увяз в тридцатке. А меня этим решением на корню уничтожили, жить не хотел. Мне всего 26 лет было, а уже седеть начал».

По завершении спортивной карьеры Владимир Белоусов окончил (в 1978 году) Ленинградский военный институт физкультуры и распределился на Сахалин. Там служил в должности начальника физической подготовки и спорта полка, работал в сборной Вооруженных сил. В лихие 90‑е у Владимира Павловича украли самое ценное — золотую олимпийскую медаль и подарки короля Норвегии (кубки, запонки, часы) за две победы на Холменколленских играх. К тому времени он только закончил службу. Денег не было. Работал кем мог — приёмщиком посуды, сторожем, лесником… Давали о себе знать профессиональные травмы позвоночника. В 2012‑ом у Белоусова полностью отказали ноги, и началась безрадостная жизнь в инвалидной коляске. «Счастье, что получаю олимпийскую стипендию, благодаря ей дочь может позволить себе ухаживать за мной. Если бы не эти деньги, давно бы уж помер», — заметил он в одном из интервью. А ещё признался: «Если бы мне вернули хотя бы золотую медаль, я бы плакал от счастья и был благодарен». В апреле 2015 года президент федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России Дмитрий Дубровский вручил прославленному спортсмену дубликат золотой медали Олимпиады-1968.

Это было волшебство

«Золото» в парном фигурном катании (в отличии от «трамплинного») было вполне ожидаемым. И в Гренобле чемпионам Игр-1964 Людмиле Белоусовой и Олегу Протопопову не нашлось достойных конкурентов. После их триумфального выступления обозреватель французского агентства Франс Пресс напишет: «Двое советских фигуристов дали прекрасный спектакль. Они выступали под аккомпанемент отрывков из „Лунной сонаты“ Бетховена и концерта Рахманинова. Это было волшебство: совершенная синхронизация жестов, грации, музыки — с одной стороны, прыжки и подъёмы, в механизм которых не проникла ни одна песчинка — с другой. Короче говоря, это большое искусство».


Спустя одиннадцать лет двукратные олимпийские чемпионы, четырёхкратные чемпионы мира и Европы первыми из советских спортсменов занесённые в Зал славы мирового фигурного катания, приехав на гастроли в Швейцарию (после завершения спортивной карьеры Белоусова и Протопопов солировали в Ленинградском балете), решили домой не возвращаться. По утверждению самих спортсменов, никакой политической подоплеки в их поступке не было. «Мысль покинуть родину возникла, а позже окрепла, когда окончательно стало ясно, что в Советском Союзе они чужие, никому не нужные, более того — гонимые, — вновь цитирую Валерия Штейнбаха. — Еще в 1972 году, когда они собирались выступить на Играх в Саппоро и в третий раз стать чемпионами, их уговаривали во всех инстанциях, даже в ЦК партии, уйти со льда и „уступить дорогу молодым“. Им дали понять, что они старомодны в отличие от юной пары Роднина-Уланов».

«Есть мнение, что с помощью административного ресурса и, соответственно, каких‑то интриг и козней стали продвигать молодую пару Роднина-Уланов. — читаю в прошлогодней сдержанно-полемическойинтернет-публикации Юрия Меламуда. — На всех внутрисоюзных соревнованиях, в том числе и на отборочных на Олимпиаду, этой паре ставили заведомо завышенные оценки, в то время как Белоусову и Протопопова засуживали. Всё возможно. Только зачем? Просто месть, как пытаются нам преподнести опальные спортсмены? Я так не думаю. Согласитесь, каковы бы ни были отношения между чиновниками и спортсменами (а они, судя по рассказам абсолютно всех участников конфликта, всегда были очень натянутыми), ни один чиновник не станет вставлять палки в колёса будущему олимпийскому чемпиону, если есть уверенность в его победе. Ну ведь никто же не мстил Людмиле и Олегу раньше. Они должны были уйти сами, как это сделали те же Пахомова и Горшков… Их никто не поджимал и не задвигал. Но ушли, понимая, что выйти на новый уровень уже не смогут, а кататься на старом (пусть и высочайшем) не захотели. С Белоусовой и Протопоповым всё по‑другому. Единожды получив признание и любовь зрителя и посчитав своё катание за эталон, они решили, что эталон останется таковым навсегда… Даже если и стояла задача не пустить ветеранов на очередную Олимпиаду и был какой‑то сговор, сделано это было не из мести, а чисто из прагматических и профессиональных соображений».

Между тем, в Швейцарии жизнь олимпийских легенд складывалась не сказочно. Да и гражданами этой страны они стали только в 1995 году и «сразу удивили всех в который уже раз — пара решила поучаствовать в Играх в Нагано-98! Если бы это случилось, состоялся бы рекорд на все времена, но швейцарская федерация фигурного катания не стала поддерживать эту авантюру… Белоусова и Протопопов и поныне живут в деревушке Гриндервальд, периодически выезжая кататься в шоу или в качестве почётных гостей на турниры. Жить друг для друга — их девиз. Их любовь остаётся чарующей и волшебной, но ни детей, ни учеников у них нет. Людмила Белоусова в одном из интервью сказала: „Разве мы смогли бы кататься так долго, если б хотели завести детей?“ Они и сейчас выходят на лёд, полностью отдаваясь чувствам. Такая преданность фигурному катанию заслуживает самых ярких слов»… (интернет-издание «Чемпионат»).

Кстати, ещё один дуэт советских фигуристов — Татьяна Жук и Александр Горелик — удостоился в олимпийском Гренобле серебряных медалей. А в женском одиночном катании блестящую победу одержала 19‑летняя «королева льда» Пегги Флеминг. Завоёванное ею «золото» стало единственным в медальной копилке олимпийской сборной США. По окончании спортивной карьеры героиня Гренобля и трёхкратная чемпионка мира успешно солировала в профессиональном балете на льду. Преуспела и в области журналистики — работала спортивным комментатором на Играх в Сараево (1984) и Калгари (1988). Её имя занесено в Зал славы. Флеминг и её муж (в молодости выступал в танцах на льду) живут в окрестностях Сан-Франциско, имеют двух сыновей и трёх внуков. Супруги владеют виноградниками и винным заводом в Калифорнии. Прибыль от продаж производимого на нём вина престижных марок идёт благотворительным учреждениям, поддерживающим исследования рака молочной железы. От этой страшной болезни, благодаря выявлению её на ранней стадии, Пегги Флеминг удачно вылечили в 1998 году.

Хозяева Игр французы в медальном зачёте стали третьими. В их активе четыре золотые награды, три из которых добыл 24‑летний Жан-Клод Килли — шестикратный чемпион мира по горнолыжному спорту первенствовал во всех трёх его дисциплинах. По окончании спортивной карьеры он стал успешным деятелем международного олимпийского движения. Интересно было узнать, что Жан-Клод Килли председательствовал в Координационной комиссии МОК по Играм-2014 в Сочи.


 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: открытые источники
Рубрики: Олимпийский всеобуч

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)