Свежий выпуск: сентябрь, 2017
Три недели детского счастья

У тюменской федерации айкидо это уже стало традицией — организовывать в летние каникулы для самых...

«Дорожная карта» обязывает

С началом учебного года в областной столице вновь полнокровно заработали секции в спортивных школах,...

Имя пользователя:
Пароль:
 Запомнить
Регистрация

Обратная связь

Рождённый побеждать

В феврале тюменскому атлетическому клубу «Антей», детищу заслуженного тренера страны Евгения Колтуна, исполнилось пятьдесят лет. Одним из самых желанных гостей праздничного вечера, посвящённого золотому юбилею «кузнице мировых звёзд», был прибывший прямиком из столицы президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. В судьбе рождённого побеждать атлетического клуба тогдашнему вожаку областного комсомола принадлежит особая роль. Ну а в том, что местом рождения «Антея» стала Тюмень, «виноват» её индустриальный институт.


В наш город Колтуны переехали из Омска в 1966 году, потому как главу семейства пригласили на военную кафедру индустриального института. К тому времени их старший сын Евгений, имевший первый спортивный разряд по тяжёлой атлетике и баскетболу, преуспел и в «чуждом советскому человеку» культуризме. За пару лет тренировок на самодельном оборудовании, установленном в родительской квартире, он превратился в мощного атлета — при собственном весе 64 кг жал лёжа 130‑килограммовую штангу. Но главным спортивным увлечением юного силача тогда ещё оставался баскетбол, приносивший ему победные дипломы и медали.

Евгений Исидорович признался, что очень уж ему не хотелось уезжать из Омска, но когда увидел огромный спортивный зал «отцовского» вуза, в котором как раз играли в баскетбол, на переезд согласился. И с третьего курса Омского «политеха» перевёлся в Тюменский «индус». Тогда‑то он и почувствовал: пришло время всерьёз определиться с приоритетами. И в один прекрасный день Евгений явился к заведующему кафедрой физвоспитания Николаю Михайловичу Серебренникову — так, мол, и так, хочу заниматься культуризмом… И, говоря современным языком, пропиарил предмет своего увлечения, предложив открыть на базе институтского спортзала секцию. Какое там! Страшное слово культуризм пугало тогда очень многих. Кафедра колтуновскую идею единодушно отвергла, но лично её инициатору заниматься им не запретила. И скоро в корпусе на Володарского в спортзале («там, где сходятся два балкона») появился этакий атлетический уголок, собственноручно оборудованный поборником спортивного авангарда. Благо, соответствующий опыт у Евгения имелся. Установил самодельную деревянную скамью, из списанного кульмана изготовил стойки для штанги, приволок списанные гири и приступил к тренировкам.

Прошло немного времени и появились единомышленники. Так, совершенно стихийно, образовалась секция, слух о которой моментально разлетелся по институту, а затем и по городу. На «культуристов из индуса» молодёжь приходила поглазеть целыми толпами. Вскоре они оказались на виду. Для бодибилдинга, тогда ещё не признанного в СССР за вид спорта, такая реклама была чревата. Но возмутителей спортивного спокойствия поддержали тогдашний первый секретарь обкома комсомола Геннадий Шмаль, первый ректор индустриального института Анатолий Николаевич Косухин и председатель облсовета ДСО «Буревестник» Борис Алексеевич Мишатин. И 20 февраля 1967 года родился атлетический клуб «Антей».

— Вначале занимались в спортивном зале института, — вспоминает Колтун, — правда, в секцию атлетической гимнастики (слово культуризм мы даже не могли вслух произнести) разрешили набрать не более тридцати человек. Но когда подошло время записи, началось настоящее столпотворение. Пришлось устраивать что‑то вроде конкурсного отбора: кто выжмет лёжа штангу весом 80 кг, тот и прошёл. С этим весом справились около полусотни парней. Куда сложнее получилось с девушками. Думали по объявлению придут не более двух-трёх — всех и запишем. Но в назначенный день их появилось видимо-невидимо. В итоге ещё более жёсткого отбора с привлечением медработников сформировалась первая экспериментальная группа из 25 любительниц атлетической гимнастики.

Популярность «Антея» быстро росла. Во многом благодаря своему лидеру Евгению Колтуну, авторитет которого ещё более укрепился после его победы на первом открытом Всесибирском конкурсе по атлетизму. Он проходил в 1968 году во Дворце пионеров, а среди его участников были не только столичные звёзды, но и известные культуристы из Литвы. Похоже, это событие, мощно сыгравшее на престиж нашего города, смягчило сердца столоначальников. По крайней мере, в том же году во время праздничной демонстрации 7 ноября, «антеевцам» разрешили пройти в парадной колонне физкультурников Тюмени отдельной группой. Ох, и сорвали они тогда оваций! Бурно аплодировали даже на «правительственной» трибуне. А в марте 1969‑го прошёл второй такой конкурс (уже в здании филармонии), ставший первым в истории страны смотром атлетизма с участием иностранцев. Тогда в Тюмень с группой своих соотечественников приехал родоначальник польской культуристики, редактор журнала «Спорт для вшистких» Станислав Закшевский.

В 1973 году над «Антеем», квартировавшим тогда в подвале жилого дома по Одесской, 24 (его выделил клубу по просьбе Геннадия Шмаля управляющий комсомольско-молодёжным трестом «Тюменьгазмонтаж» Игорь Шаповалов) сгустились тучи. Дело в том, что 2 апреля тогдашним председателем комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР Алёхиным был утверждён приказ «О некоторых фактах неправильного развития отдельных видов физических упражнений и спорта». Сполна досталось в нём и культуризму с его конкурсами «силы и красоты». Уже в июне облспорткомитет отреагировал на этот начальственный документ «Постановлением», в коем среди прочего предписывалось «в кратчайший срок принять неотложные меры к ликвидации секций культуризма». Однако популярность «Антея» была настолько велика, что на ликвидацию клуба, которому покровительствовал сам Геннадий Шмаль, спортчиновники не решились — ограничились запретом на проведение соревнований по позированию. А потом в Ялте прошёл тот скандально известный и печальный для тюменских «антеевцев» открытый чемпионат Украины.

— Мы там сфотографировались и один из снимков попал в американское культуристское издание, выходившее под эгидой IFBB, — детализирует Колтун, — причём, его сопровождал такой текст: «Мы благодарны мистеру Колтуну за его информацию о развитии бодибилдинга в Сибири». Хотя, клянусь, ни с какими корреспондентами, тем более зарубежными, я в Ялте не встречался. Что тут началось! В прессе появились разгромные статьи против меня и Владимира Дубинина, лучшего культуриста СССР 70‑х годов. Всё это попало в обком КПСС.

Ситуация складывалась нешуточная. И дело было не только в «ялтинских разоблачениях». После серии статей с резкой критикой «так называемых „студий“ культуризма», опубликованных в сентябрьских номерах «Советского спорта» за 1977 год последовал приказ высшего спортивного руководства «О серьезных недостатках в работе групп атлетической гимнастики». В нём указывалось на слабый контроль за исполнением специального постановления, осуждавшего «организацию занятий и соревнований по упражнениям, ничего общего не имеющим с советской системой физического воспитания». А в декабре эта же газета в подтверждение слабости контроля цитирует начальственный приказ — «Как выяснилось, в Москве, Тюмени, Каунасе, Вильнюсе, Риге, Запорожье, Калининграде, Ялте и некоторых других городах продолжают действовать группы, где насаждается культуризм».

И вновь отреагировало местное спортивное начальство, вынудившее представителей учебно-тренировочных групп тюменского атлетического клуба «Антей» обратиться с письмом к Г. И. Шмалю, тогда уже второму секретарю обкома КПСС. Письмо это, скреплённое двумя сотнями подписей, составлялось в ситуации, когда антеевский подвал был уже опечатан и в нём намеревались организовать шахматно-шашечный клуб. Тогда Геннадий Шмаль вторично спас «Антей» от разгрома. И колтуновское детище благополучно дожило до учредительной конференции, объявившей о создании Всесоюзной федерации атлетизма. Кстати, одним из инициаторов и организаторов конференции был наш земляк. Проходила она в августе 1987 года в подмосковной Кубинке. Первым председателем Всесоюзной федерации стал тогда легендарный Юрий Власов. Федерацию же атлетизма РСФСР доверили возглавить Евгению Колтуну. С тех пор имя президента «Антея» неразрывно связано с новейшей историей отечественного и мирового бодибилдинга. А Тюмень стала излюбленной ареной атлетических баталий международного уровня. И поставщиком доморощенных звёзд высочайшего класса.

Начало положила Елена Давыдова. В историю отечественного бодибилдинга она вошла как первая из россиянок мастер спорта международного класса и чемпионка Европы (1996 г., Румыния). Её эстафету подхватила обаятельная и женственная Наталья Проскурякова, завершив свою спортивную карьеру блестящим послужным списком. Ещё никому в мире не удавалось четыре года кряду подниматься на пьедестал почёта мировых чемпионатов, Наталья же завоевала на главных турнирах планеты два «золота» (2000 и 2002 гг.) и два «серебра» (1999 и 2001 гг.), став первым в истории отечественного бодибилдинга заслуженным мастером спорта. Первой из россиянок стала мастером спорта международного класса по фитнесу Жанна Бабанина. Высшим достижением этой бесспорно одарённой и женственной спортсменки стало «серебро» проходившего в 1998 году в Польше чемпионата Европы. Ещё дальше пошла Наталья Гурьевских — стала в этом виде абсолютной чемпионкой мира. Элина Гоок — двукратная чемпионка мира по бодифитнесу, абсолютная победительница престижного международного турнира «Арнольд Шварценеггер Классик-2013». На этом же турнире победно выступила тогда в своей категории Юля Ушакова. Как и Элина, она дважды в своей карьере выигрывала мировые чемпионаты. Обе стали заслуженными мастерами спорта.


 

Текст: Сергей Пахотин. Фото: из архива Евгения Колтуна
Рубрики: Фитнес

Ваш комментарий

Автор:
Эл. почта: (не публикуется на сайте)